«Как пройти ко Христу на ёлку?»

20 марта 2017 - Саша
«Как пройти ко Христу на ёлку?»

 1

Ад для самых маленьких.

В который раз убеждаюсь в том, что небольшой рассказ может иногда оказаться намного сильнее повести или романа. Да и, пожалуй, интересней! Я убедился в этом на многих примерах: взять бы, скажем, рассказы Льва Толстого «После бала» и «Три смерти» или же рассказ Куприна «Осенние цветы»… впрочем, есть и более современные авторы, как, например, Александра Дарьина.

И вот совсем недавно моя копилка пополнилась ещё одним примером: им стал рассказ Фёдора Достоевского «Мальчик у Христа на ёлке». Признаюсь четно, собравшись читать эту вещь, я ожидал, что она будет такой же тягомотной и «неподъёмной», как, например, «Бедные люди»; однако, читая, я едва заставил себя оторваться после первой части. Да, автор в первой части под названием «Мальчик с ручкой» пишет о том, как он в холодный, предрождественский вечер встречал семи летнего, нищего мальчишку, плохо одетого и просящего милостыню; да, он обратил внимание, что этот мальчик новичок среди прочих таких же мальчиков, потому что те завывали что-то заунывное, а этот смотрел в глаз и не завывал, а побирается он, потому что сестра больная и работать не может; да, автор пишет нам о том, в каком смраде и в каких нечеловеческих условиях живут все эти дети (ночуют в подвалах вместе с халатниками, которые только делают, а пьянствуют, а если мальчуган не принёс ничего – бьют) и что порой от такого житья-бытья они делаются воришками… Но это было написано интересно, не утомительно, легко, ярко живо. Самым шокирующим местом в первой части для меня был момент, где халатники ради забавы вливали в рот мальчонки водку и хохотали, когда ребёнок падал почти в беспамятстве. И      тут очень хотелось крикнуть: «Что ж вы, уроды, делаете!». Да, они уроды, потому что играют в русскую рулетку с жизнью маленького, беззащитного человека, потому что им весело оттого, что мальчугану плохо и он может умереть… Жуткая картина.

Знаете, если не брать во внимание, что это писал великий классик больше ста лет назад, создаётся впечатление, что ты читал текст, отражающий современную картину жизни, так как это всё имеет место и сегодня. И я, читая первую часть рассказа, вместе с автором всей душой сочувствовал доле этих деток, ведь они проходят самый настоящий ад.

И уж тем более не могу не согласиться с писателем, что жизнь человека бывает беспорядочна из-за водки. К сожалению, и в наше время это безобразие никуда не делось… Как посмотришь иной раз по телевизору репортаж об очередном таком семействе, где папа с мамой неделями не просыхают, в доме бедлам и дети запущены напрочь, – так не знаешь, что бы о таких родителях покультурнее сказать. И они ещё жалуются, что у них детей отбирают! А что же им, детям-то, жить в хлеву и смотреть на ваши пропитые рожи?

Так что, я полагаю, что первая часть рассказа Достоевским написана не только мастерски, но и актуально для всех живущих ныне людей и её, мне кажется, стоит почаще перечитывать, как отдельный рассказ, особенно таким беспутным родителям, дабы их чада не оказывались в детдоме или на паперти, а потом в колонии. Вот только будут ли они читать, а главное, какой вывод из этого сделают?

 

2

Два последних чуда.

Что касается второй части, то тут так и хочется провести параллель со сказкой Г. Х. Андерсена «Девочка со спичками». Почему? Главным образом потому, что и тут, и там проигрывается тема ненужного человека. Только разница в том, что героиня Андерсена была не нужна своему отцу, самому родному человеку, а герой Достоевского, потерявший свою мать, всему обществу. И это видится буквально во всём: скажем, по улице идёт полицейский и наверняка он видел мальчика, бегающего в одиночку по городу, так отведи его в участок, напои, накорми и разберись, кто этот мальчишка и откуда! Однако страж порядка отвернулся и предпочёл не заметить мальчика (чего ещё возиться со всякой ерундой и портить себе праздник!); или же вот момент, где мальчик увидел в окно одного из барских домов пироги и подумал, что хозяева угощают этими пирогами всех входящих, вошёл с надеждой, что и его угостят, но барышни, увидев его, завопили, будто чёрта встретили, а после одна из них выпроводила мальчика из дома, всучив ему жалкую копейку, как будто от неё убудет, если она ребёнка чуть-чуть накормит; или эпизод с куколками в витрине, где все, в том числе и мальчик, смотрели на них… Да только опять же разница в том, что люди смотрели на куколок из любопытства, а мальчик, чтобы хоть на мгновенье отвлечься от мучивших его голода и холода (равно, как он смотрел ранее в окнах домов и на ёлку, и на пироги)… И вдруг один нахальный подросток хватает малыша, бьёт по голове срывает картуз, подсекает мальчугана подножкой и убегает. Что же делают люди? Они не бегут в погоню за негодяем и мальчику не помогают… Они смотрят на куколок, потому что куколки интереснее живого мальчика. Да и, строго говоря, эти люди сами уже стали «куколками», не способными ни к какому чувству. Подводя к концу разговор о социальной стороне рассказа Ф. М., хочу обратить внимание на ещё одну важную деталь: автор показывает читателям два города – шумный, сияющий огнями, суетный, холодный Питер и маленький провинциальный городок, откуда мальчик со своей мамой приехали в столицу и где один фонарь на всю улицу (ох, какая знакомая картинка!). Однако в этом городке мальчику было тепло и покушать давали. Очевидно, и впрямь, чем дальше люди жили от столицы, от её света, шума, чванства, пошлости и т.д., тем они были добрее, теплее и милосерднее друг к другу. И мальчику, возможно, было потому тепло в своём городке, что он там был согрет любовью и добротой мамы, а также окружавших его людей.        

Что ещё может роднить тексты Андерсена и Достоевского? Помимо трагического финала, где и девочку одного автора, и мальчика другого находят на утро мёртвыми от холода, оба этих героя успевают увидеть последнее чудо в своей жизни: что девочка в огоньке спички увидела свою любимую бабушку, с которой после никогда не разлучится, что мальчик, попав к Христу на ёлку, где всё так светло и радостно, встречает свою маму и они тоже всегда будут вместе! И также, как и со сказкой Андерсена, мне было грустно и радостно одновременно: грустно, что мальчик погиб от холода, и радостно, что у Христа на ёлке он свиделся с мамой, которая его очень любит.

Статья размещена при поддержке швейной фабрики Селтекс seltex-iv.ru  , которая шьет очень качественные комплекты постельного белья и другие трикотажные изделия.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 302 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!