Проклятие фараона

Автор
Опубликовано: 272 дня назад (16 марта 2018)
Редактировалось: 1 раз — 17 марта 2018
+1
Голосов: 1
.
Проклятие фараона

В полдень, когда красно-оранжевый диск солнца заметно для глаза заходил за угловатые конусы песчаных пирамид, двое, Кирилл и Роман, явились у подножия одной из них. На обоих были серые легкие рубахи с короткими широкими рукавами и шляпы-пробки на головах - одеяние под стать знойному египетскому климату. В стороне за пирамидой торчала носовая часть туристического джипа песочного цвета. В нем сидела молодая белокурая девушка, Анна.

- Кирюх, - немного плаксивым и недовольным голосом протянула она. - Мы здесь уже около часа стоим. Быть может, кто-нибудь решит, а то я уже растаю!?.

- Вот было бы здорово, - тихо пробормотал Кирилл, взглянув на Анну так, что Роману пришлось подтолкнуть его локтем, чтобы не начинал мечтать о том, о чем мечтал с тех пор, как эта девушка в их экспедицию самодеятельности. Кирилл сделал вид, что любуется закатом солнца, и спросил:

- Где же этот чертов ход?

Роман простил ему эти беглые взгляды и продемонстрировал своему товарищу сверток желтой бумаги и сообщил:

- Это лучшая карта, Кирилл. Вход где-то на восточной стороне. Неси лопату, вход песком засыпан.

Кирилл принес две совковые лопаты, они встали на восточной стороне и принялись в темпе копать, поскольку сыпучий песок вновь насыпался обратно. Но они копали терпеливо, и где-то минут через сорок им предстал квадратный вход-арка, как и полагалось, намертво закрытый плитой. Роман принес лом, и они с Кириллом поднапряглись, чтобы ломики въехали в места соприкосновения приты с камнем, навалились каждый на свой, используя их, как рычаги. Поначалу плита только крошилась, но вот поддалась, и Кирилл с Романом с большим трудом отодвинули ее от входа, потом сели на песок передохнуть, вытирая со лба пот, быстро иссушаемый солнцем.

Анна покинула джипп и подошла к ним с пузатой дорожной флягой. Испил сначала Роман, затем передал Кириллу, который приник к фляге с такой жадностью, что Роману пришлось отобрать ее у него со словами:

- Нам еще вода понадобится, так что не увлекайся.

Кирилл стер капельки воды, задержащиеся на подбородке, и сказал:

- Хорошо еще, Ром, что у тебя есть карта этой пирамиды чертовой. Я слышал, такие места таят в себе недобрую славу.

- Не веди себя как суеверный человек, - сказал Роман, поднимаясь и отряхивая с задницы песок, и следующие его слова были обращены уже к девушке: - Аня, оставайся у входа, а мы с Кириллом обследуем коридор - там опасно может быть.

- Вот вы все такие, мужчины! - обиженно надула губки девушка и криво улыбулась. - Я просто боюсь за вас, ребята. А вдруг то, что говорит Кирилла, - правда?

- Не будь глупышкой, - с укором взглянул на нее Роман. - Кирюше солнышко в голову ударило.

Кирилл бросил на него взгляд, который говорил сам за себя, но забыл про обиду и, будто бы не услышав, произнес:

- Раз так, нам пора идти. Только факелы не забудь, умник.

И они ступили через порог в темноту, которую рассеял с тихим шуршанием зажженый Романом факел. Снаружи донесся обеспокоенный голос Анны, словно она говорила самой себе:

- Хорошо бы, если так.

- Слушай, Анька, пойдем с нами, - хитро поглядывая на Романа, позвал ее Кирилл. - В конце концов, мы же одна экспедиция.

Анна, с весельем девочки, которую наказали за какую-то провинность, а потом простили, вприпрыжку оказалась рядом с ними и одобрительно обратилась к Кириллу:

- Вот это, я понимаю, джентльмен!

Роман махнул на них рукой и пошел на шаг впереди, иногда поводя перед собой факелом, бросающим светлые блики на голые, выложенные из пудовых, неровно сбитых, как и сама пирамида, блоков. Под подошвами слегка хрустел песок. Они прошли достаточно, прежде чем Анна вскрикнула. Кирилл вздрогнул от неожиданности, а Роман чертыхнулся и укоризненно заметил:

- Ну, напугала! Аня, что такое?

- Паук! - недовольно взвизгнула девушка, и Кирилл заткнуть уши, чтобы не оглохнуть, случись чего. - Ой, как я не люблю их, фу!

Роман посветил на нее в тот момент, когда девушка собственноручно избавилась от желтого насекомого, запутавшегося в ее волосах. Но тут Роман обратил внимание на знак на стене, который при этом осветился факелом, ставший замеченным только благодаря визгу Анны.

- Посмотрите-ка сюда, - задумчиво попросил Роман, поднося факел поближе, чтобы лучше его рассмотреть. - Похоже на символ Первого царства.

Анна, забыв о своем незванном воздыхателе, с умным видом посмотрела на символ, потом провела по его поверхности ладнонью, словно цыганка, угадывающая по руке будущее. Символ представлял собой замысловатое переплетение линий и зигзагов, выведенных на камне более тысячи лет назад. Анна пожевала губами, подвигала в задумчивости бровями и сказала, признавшись в том, что она, знаток Третьего царства, не может разобраться в его обозначении.

- Да, бесспорно, Первое царство. Жаль, я забыла книгу о расшифровке подобных знаков дома.

- Может, опасность? - предположил за их спинами Кирилл, до которого тем более не дошло, что значит этот знак - для него загогульки, бессмыслица, ничего кроме.

- Похоже, - Роман провел освещением факела по стене, не обнаружив, кроме этого знака, никакого другого, - что так, но лучше проверить.

- А я боюсь идти дальше, - честно призналась Анна.

- Ну, брось! - усмехнулся Роман. - Ни за что не поверю, что это твоя первая пирамида.

- Кстати, а чья это пирамида? - поинтересовался Кирилл, на что Роман непринужденно ответил:

- Наша, раз мы первые, кто сюда вошел.

- Я имею в виду, - Кирилл посмотрел на Романа, как на совсем спятившего. - Кто здесь покоится?

- А я-то откуда знаю? - вспылил Роман. - Поди и узнай.

Кирилл мысленно обозвал его тугодумом и сделал шаг, как вдруг что-то просвистело у самого лица, едва он успел отпрянуть. Огонь факела осветил в стенах хаотично проделанные отверствия, расположенные с таким рассчетом, чтобы заостренные дротики, вылетая из одной, пролетали до противоположной и влетали в нее, преодолев ширину коридора. Отверствия располагались на небольшом расстоянии друг от друга и шли от пола до самого потолка.

- Вот это остеприимство! - воскликнул в растерянности Кирилл, отступая от опасной зоны на шаг. - Меня чуть не проткнуло!

- Черезчур добротно сделано, - сказал Роман, пропустив мимо ушей его недовольство. - Похоже, символ не обманул. Мы на правильном пути.

- Но как нам пройти? - осведомился Кирилл. - У меня нет желания быть мертвым.

Роман посветил на пол, где начинался опасный коридор - пол состоял из квадратных плит правильной формы - и заметил, что некоторые из них, на расстоянии шага взрослого человека, присыпаны песком. Затем он посветил им под ноги, потом опять на коридор, и задумчиво сказал:

- Что-то обозначают отмеченные плиты. Кирюха, дай что-нибудь.

- Чего? - Тот насторожился.

Роман не стал время терять зря и снял с пояса саперную лопату, осмотрелся.

- Должен быть выход, - задумчиво произнес он, потом подошел к стене и попробывал ее ударить лопатой, потом еще раз.

- Что ты делаешь? - Кирилл покрутил указательным пальцем у виска.

- Ничего. - Роман отошел от стены. - Если хотим пройти, должны бежать, что есть мочи. Внутри стена полая, но очень толстая.

- Боюсь, что придется. - Кирилл посмотрел на Анну, как-будто она была не согласна с этой перспективой. - Ну, египтяне!..

Пригнувшись, она рванула что было прыти через смертельный коридор. Стены, запоздав с обстрелом, разъяренно выплевывали дротики, со свистом проносящиеся и спереди, и позади бегущих. Анна вскрикнула от испуга, когда один дротик задел ее волосы. И вскоре все трое пытались отдышаться, стоя на безопасном конце коридора, где в стенах кончались отверствия.

- Вот это пробежка! - все еще приходя в себя, воскликнул Кирилл.

- Ладно, идем. - Роман был, как всегда, невозмутим.

Но не успели они сделать и десяти шагов, как вдруг чуть было не оступились. Дальше проход обрывался - впереди чернела пропасть, перепрыгнуть которую можно было только с добротного разбега.

Роман нагнлся вперед и глянул вниз. Дна видно не было. Он выпрямился и распорядился:

- Придется прыгать - по-другому не пройти.

Анну уговаривать не пришлось. Она смло отошла от края обрыва, закатала рукава, разбежалась и, легко оттолкнувшись от плит ногой в кроссовке, антилопой перелетела обрыв и приземлилась на четвереньки в миллиметре от края на противоположной стороне. Встала, непринужденно поправила сбившуюся прическу и, сама довольная своим успехом, с улыбкой махнула рукой Кириллу и Роману, крикнув:

- Эй, чего встали, давайте сюда!

- Она так говорит, будто это соревнования по прыжкам через песок, - уныло усмехнулся Кирилл, отошел немного назад и слюбезничал: - Слушай, Ром, прыгай ты первым, а я уж следом...

Роман не стал спорить, бросил Анне факел, который она ловко подхватила, отошел подальше, разбежался и с неменьшей ловкостью прыгнул до противоположного края, и Анна помогла ему встать, так как он не слишком удачно приземлился - на самый край.

Кирилл помедлил с прыжком. Он стоял, переминаясь с ноги на ногу в нерешительности.

- Прыгай, вот моя рука, - пообещал Роман, протягивая руку.

Кирилл разбежался и прыгнул с отчаянным криком. Он допрыгнул до края и немедленно упал бы, если бы Роман не поймал его за руку и помог почувствовать твердь под ногами.

- Спасибо, я чуть не погиб, - поблагодарил за помощь Кирилл. - У меня до сих пор ноги дрожат...

Они двинулись дальше, на этот раз неспеша, переставляя ноги ступня к ступне. Анна с факелом шла вдоль стены, комментируя:

- На этих стенах знаки первого египетского царства правления царя Тутарха Первого. Где такие знаки, за стенами могут храниться различные предметы того века.

- Если так.... - Роман бесцеремонно подошел к стене и нанес лопатой несколько крепких тычков. Стена осыпалась ему под ноги, и Роман отошел, прикрывая лицо от поднявшейся пятитысячелетней пыли.

Когда пыль понемногу осела, они заглянули в образовавшееся маленькое помещение, сплошь уставленное старинными вещицами. Здесь были и статуэтки, изображающие шакало-людей, причудливые кувшины с гравировками из жизни египтян, и древняя пряла, и всякие костяные и из дорогих камней украшения.

- Вот это красота! - восхитилась Анна, рассматривая блистательное украшение, стряхивая с нее древнюю пыль. - Мы с вами обнаружили погребальную камеру. Первое царство. Значит, мы недалеки от самих захоронений.

Роман подошел к внутренней стене комнаты, с первого взгляда кажущееся менее прочной, и без раздумья громыхнул по ней лопатой. После шестого удара стена проломлась вовнутрь, и искатели узрели огромное помещение с высокими стенами, изукрашенными фресками, изображавшими сценки из погребальных церемоний этой древней, как солнце, земли. У стены, под скульптурой двенадцатиконечной звезды, стоял приогромный саркофаг. Помещение не слишком сильно освещали факелы, воткнутые в стены, и уже горящие здесь много веков.

- Мы нашли это! - воскликнул Роман. Он так хлопнул дружески Кирилла по плечу, что тот чуть не упал, и полез в помещение.

Анна не переставала удивляться, бродя по тихому помещению, медленно доходя до огромного саркофага.

- Вот везет, так везет! - восхищался Кирилл, спеша уложить наиболее понравившиеся ему вещи в мешок. - Роман, нам никто не поверит!..

- Да уж, не поверят. - Роману самому с трудом верилось, что они нашли то, что искали пять долгих лет. - Кирюх, иди скорей сюда, мы с Аней не подымем - плита, должно быть, слишком тяжелая.

Роман примерился и налег ладонями и плечами на плиту саркофага. К нему подоспел Кирилл, и они уперлись в нее уже оба. Анна присоединилась к ним, и вот плита поддалась, сдвинувшись и образовав черный треугольник. Еще несколько тягостных усилий, и тяжеленная крышка грохнулась об пол, поддавшись упорству троих упрямых людей.

Сладковатый запах увядших цветов с примесью затхлости ударил из вскрытого саркофага. В нем лежала серая высохшая мумия, умело опутанная пожелтевшей материей, от которой и исходил этот запах - запах бальзамных веществ, которыми ее обрабатывали перед закланием сюда. Лицо мумии прекрывала красивая золоченая маска с сапфирами в глазах.

- Вот оно! - простирая властительно руки над страшной находкой, произнес Роман. - Мумия Тутарха Первого!

Кирилл нетерпеливо пошарил рукой в саркофаге и достал древний свиток, протестующе хрустнувший у него в руке. Свиток был перевязан и запечатанный восковой печатью, которую Кирилл, не задумываясь, сорвал.

- Поверить нельзя! - сбившимся от волнения голосом заговорил Кирилл. - Даже за этот никчемный свиток мы получим кучу денег! Это же подарок судьбы!

- Мумия представляет прежде всего научную ценность, - поправила его с ученой точки зрения Анна, разглядывая и аккуратно разворачивая драгоценный свиток. - Думаю, смогу здесь немного перевести, если смогу прочитать - знаки постерлись.

Между тем Кирилл вытащил из чехла выкидной ножик и попытался подцепить золотую маску фараона. Пришлось обвести ее лезвием, прежде чем снять ее, Кирилл низким голосом попросил:

- Гюльчатай, открой личико!..

Под золотой маской обнаружилось серое высохшее лицо мумии, рот которой был накрепко зашит.

- Ну и личико у Гюльчатай! - воскликнул тогда Кирилл.

- А вот тут жучок. - Роман указал на вырезанного на изголовье саркофага скарабея. - В Египте много лет этот жук считался священным.

- Ребята, - привлекла их внимание Анна, у которой в руках был свиток с древними письменами. - Здесь сказано: кто потревожит вечный покой Тутарха, наложит своими же руками на себя проклятие. Не думаю, что тот, кто составлял этот текст, хотел пошутить через много веков над теми, кто это сделает, тоесть, нами.

- Ты же сказала, что плохо читаешь по-египетски Первого царства, - осудил ее Роман. - Я лично не верю, что мертвец может проклясть. Да и то - мы скоро уйдем. Не ночевать же тут!..

Кирилл встретил его шутку усмешкой, а сам, не отрываясь, завороженно смотрел на мертвое лицо царя Египта, пытаясь представить, каким оно могло быть при жизни.

- Интересно, - глядя на мумию, произнес он, - как бальзамировали этого человека? Судя по всему - недобросовестно...

- Это знают только его современники, - ответила Анна. - Однако, нам пора покинуть это священное место.

- Хорошо, - кивнул Роман, - тогда саму мумию заберем в следующий раз, когда приведем с собой экспедицию. Вот так. - Он овел взглядом помещение и остановил его на выходе из него. - Этот выход должен вывести нас наверх. Пошли, Кирилл, прощайся со своим сухим приятелем.

- Ок, - засмеялся тот, - но сначала прихвачу с собой его маску. Из золота, небось, зараза!..

Кирилл сидел у себя дома и беззаботно попивал густой, наваристый кофе. Уже пять дней прошло с того самого, как они побывали в пирамиде, и все было, как всегда. Кирилл дремал в мягком кресле и мечтал о том прекрасном дне, когда станет богачом благодаря несметным фараоновым богатствам.

Внезапно зазвонил телефон, и он сонно спросил в трубку:

- Я вас слушаю.

- Это ты, Кирилл? Приезжай скорее! - ответил взволнованный голос. Кирилл не сразу признал голос Романа.

- Рома? Ты? А что произошло? - поинтересовался он.

- Приезжай! - почти кричал Роман. - Боже мой, Кирилл, мне нужна твоя помощь!

Кирилл почувствовал что-то неладное в голосе своего друга. Когда в ьрубке пошли гудки, он поспешил одеться и выйти на улицу.

Придя домой к Роману и поднявшись по лестнице, Кирилл удивился тому, что входная дверь в квартиру друга оказалась незапертой. Отбросив вариант, что к Роману проникли грабители, Кирилл вошел, снял обувь и прошел в комнату.

На расстеленной кровати, у распахнутого окна, лежал Роман. Нет, если бы существо, лежащее под скомканным одеялом, не заговорило, Кирилл ни за что бы не узнал его. Роман жутко исхудал. Пергаментная кожа туго обтягивала его лицо и обнаженные до локтей руки, будто под ней совершенно не было мышц. Впавшие глаза были мутными и почти безжизненными, нездорового блеска. Кирилл так и встал перед кроватью с отвисшей от удивления челюстью.

- Заболел я, Кирюха, - едва открывая ослабевший рот, сказало существо. - Наверное, действительно существует проклятие. Черт нас пихнул на это бесчинство, Кирилл. Не надо было ехать туда из-за дурацкой мумии. Но я рад, что ты в порядке.

- Рома? - Кирилл только сейчас признал в иссохшем существе старого друга. - Господи, а что с Анной? Рома, господи!..

- Она умерла сегодня в клинике, - с сухим сожалением ответил Роман спустя несколько секунд. - Прости, Кирюха. Я виноват в этом и во всем остальном. Мне не надо было тащить вас туда. И еще - выброси к дьяволу все, что у тебя есть из этой чертовой гробницы.

- Не может быть. - Кириллу с кошмарным трудом верилось во все происходящее. - За что же это?!.

- Все мы в аду теперь, - прошептал Роман, прикрывая иссохшие веки. - За то, что не послушались писания. А теперь уходи. И не звони в больницу, они ничем уже не помогут. - Он усмехнулся серыми, растрескавшимися губами. - Черт возьми, Кирилл, я теперь глубоко чувствую, каково этому парню в гробнице!..

Прошел день. Наступил вечер. В доме напротив погас свет. Кирилл подошел к окну и рывком распахнул раму. Ветер трепал лишенные всякой влаги волосы и булавками колол лицо и руки. Он без интереса глянул вниз. Восьмой этаж. Сойдет. Никто в этот час не увидит. Никто не узнает. Анна. Роман. Они мертвы. Кирилл громко засмеялся и шагнул в пустоту.
Проклятие фараона
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!