Мои "Волги". Часть II - ГАЗ-3102

Автор
Опубликовано: 2576 дней назад (15 ноября 2015)
Редактировалось: 1 раз — 27 марта 2016
+1
Голосов: 1
.
В местной газете бесплатных объявлений «Ярмарка» оказалось два предложения автомобилей данной модели. Цена была одинаковой – 3000 долларов США (в 90-е годы в нашей стране для крупных расчётов использовалась именно эта валюта). Созвонившись с первым продавцом (он оказался мотористом «обкомовского» гаража), мы прибыли для осмотра машины. Всё было хорошо, но оказалось, что нас уже опередили, и владелец дал обещание другим людям. Что ж, «не судьба» – решили мы и обратились к продавцу следующему. (Однако, к слову сказать, знакомство с пресловутым мотористом даром не прошло – именно с его помощью я стал «вхож» в обкомовский гараж, где, в частности, мне впоследствии ремонтировали переднюю подвеску и ряд других узлов, не подлежащих самостоятельному ремонту).
Владелец другого автомобиля, Юрий Альфимов, имел металлический гараж в автокооперативе №11 в микрорайоне Южный, то есть там же, где новый хозяин нашей первой синей «Волги» Василий Ювеницкий, и был с последним достаточно хорошо знаком (вот она, «теснота мира» сравнительно небольшого города!). При этом, зная о наших намерениях приобретения, Ювеницкий заочно говорил именно об этой машине; о ней же было известно и неким знакомым по школьной работе В.Г. Панкратовой. Словом, машина сама «шла к нам в руки», внешний осмотр оставил вполне удовлетворительное впечатление, и сделка по купле-продаже состоялась.
Через школьных же коллег удалось «выйти» на некоего Владимира Михайловича Синицына, в ту пору – майора областного ГАИ, который оказал помощь в регистрации автомобиля и получении желанных номеров «001». И вот мечта тех лет – престижная «31-я» чёрного государственного цвета с соответствующими номерами (У 001 ВА 69) стоит в нашем гараже.
Мои "Волги". Часть II - ГАЗ-3102

Автомобили этой модели не зря получили название «обкомовских». Как известно, «Волги» в советское время вообще продавали частным лицам довольно неохотно, а уж про модель ГАЗ-3102 и речи не могло быть, она предназначалась только для эксплуатации в государственных автобазах, на уровне областных городов – для обслуживания первых лиц области (секретари обкома, председатель облиспол-кома). И история попавшей в наши руки автомашины такова, что первоначально её смог приобрести в частное пользование, пользуясь служебным положением, бывший председатель облздрава по фамилии Хондкарян для своего сына Алика, который, в свою очередь, занимал какую-то должность в милиции и по этой причине, имея служебный автомобиль, собственным практически не пользовался. Ну, а после его гибели в автокатастрофе (на другой, естественно, машине) стоявшая до поры чёрная «Волга» была выставлена на продажу и попала в руки уже «нашего» продавца.
Машины данной модели оснащались уникальным двигателем с «форкамерно-факельным» зажиганием (в головке блока перед каждым цилиндром имелась предварительная камера сгорания, или «фор-камера» (от английского «for» – «перед») объёмом примерно со спичечный коробок. Туда поступала смесь из карбюратора, воспламенялась он искры свечи и затем через два отверстия диаметром 2 мм поступала в виде факела в основную камеру сгорания (цилиндр двигателя), где и воспламеняла рабочую смесь.). Считалось, что подобная система позволяет экономить топливо за счёт повышения эффективности его сгорания и одновременно увеличивает мощность и тяговые характеристики двигателя ЗМЗ-402, взятого за основу. Подобные двигатели были, по сути дела, экспериментальными (кроме «Волги»-3102 ими в своё время оснащался вездеход ГАЗ-62) и требовали, в частности, ювелирных регулировок карбюратора, а также высококачественного топлива, чего в реальных условиях, к сожалению, не всегда можно было достичь. В результате основной проблемой, с которой пришлось сталкиваться в течение всего периода эксплуатации, стал затруднённый пуск двигателя, а также невозможность движения до полного его прогрева. Но, поскольку эксплуатация автомобиля в нашей семье была не столь интенсивной, особо критического влияния данные проблемы не оказали, хотя, безусловно, неприятные впечатления после себя оставили.
Тем не менее, радости от нового транспортного средства было много. Именно на этой машине я совершил первую автомобильную поездку в город Рыбинск, куда ранее приходилось ездить исключительно общественным транспортом. Та, первая, поездка, помимо всего прочего, запомнилась регулярно возникающими проблемами с колёсами – резина была уже далеко не новая, и бедой стал лопающийся «по кругу» металлокорд, острые концы которого дырявили камеры. Во время поездки из Рыбинска в Ярославль и посещения там кладбища воздух вышел из двух колёс сразу, что привело к существенным затруднениям. Выручил местный мотоциклист, с которым мы съездили на ближайший шиномонтаж, погрузив требующие ремонта колёса в люльку. (К слову сказать, это, пожалуй, была моя единственная поездка на мотоцикле по трассе, пусть и в качестве пассажира; с учётом дождливой погоды, сама по себе она оставила немало впечатлений). На следующий сезон были приобретены четыре новых покрышки с камерами, и частые посещения шиномонтажей, на многих из которых меня уже к тому времени узнавали, как постоянного клиента, были забыты. Старые же скаты служат до сих пор – на дачном участке в качестве ограждений клумб.
После поступления на работу в Тверской территориальный геодезический центр довелось совершить и служебный рейс. Наша бригада (во главе с начальником партии Н.В. Корниенко) выполняла полевые работы в Ярославской области, в частности, съёмку территории Угличского часового завода «Чайка», в своё время известного своей продукции на весь Союз, да и на ряд зарубежных стран тоже. С транспортом же в те годы всё ещё были проблемы, и на одну из командировок, в отличие от предыдущих, служебный «УАЗ» нам выделен не был по причине его поломки. И вот была организована поездка в Углич и Большое Село (соседний районный центр, где наша партия выполняла инвентаризацию городских земель) на моей машине (естественно, с полной оплатой ГСМ экспедицией). С моей стороны, естественно, никаких возражений не возникало – командировка позволила очередной раз посетить родственников в Рыбинске, и притом за государственный счёт.
Связано было с этой машиной и одно дорожно-транспортное происшествие, когда в начале зимы на территории нашего гаражного кооператива мне в правую переднюю дверь въехал азербайджанец на «Жигулях», не сумев затормозить при выезде из бокового проезда. Естественно, ремонт был произведён за его счёт, дверь заменена на новую (старая до сих пор находится на даче), но в результате этого досадного происшествия у меня сорвалась «халтура» по перевозке вещей из Ржева в Кострому, о которой было договорено заранее с хорошими знакомыми. Впрочем – кто знает, возможно, с учётом начавшейся тогда гололедицы, это было и к лучшему…
Автомашина продолжала служить, в общем и целом – довольно безотказно. Несколько регулярных поездок было совершено по заказу Управления образования города Рыбинска, где на тот момент работала моя тётушка, с целью доставки учебно-методической литературы, издававшейся тверской частной школой, руководящими работниками которой являлись мои здешние родственники. Также нередкими были просто прогулочные поездки по территории нашей и соседней Вологодской областей по заранее разработанным мною маршрутам, спутницей в которых становилась моя мама. Движение на трассах в те годы всё же было не настолько велико, как теперь, и она относилась к подобного рода поездкам с удовольствиям. (Впоследствии она отказалась от участия в них по причине появления опасений, связанных с появлением большого числа машин, управляемых зачастую весьма малоквалифицированными гражданами).
…Шло время, и техническое состояние автомобиля, естественно, не улучшалось. Речи о том, чтобы продать её по объявлению, не шло, к тому же я поступил на тот момент на работу в ОАО «Тверьэнерго», и заниматься подобными вещами попросту не было времени. Однако достаточно случайно на эту тему зашёл разговор с нашими давнишними знакомыми, семьёй Криворотенко, ныне проживавшими в городе Костроме (кому, кстати, и предназначались вещи той несостоявшейся поездки). Оказалось, что они были бы не прочь приобрести данный автомобиль, а названная мной цена (1200, если мне не изменяет память, долларов, а вот их курс на тот момент уж точно не вспомню) вполне их устроила. Состоялись короткие «смотрины», которые, впрочем, были чистой формальностью – видно было, что люди хотят эту машину. Обо всех существующих проблемах и недочётах мной было честно рассказано, принципиальных препятствий это не создало. И вот, взяв, помнится, один день отгула на работе, я, предварительно сняв машину с учёта, в компании с В.Г. отогнал её в Кострому, где и передал с рук на руки новым владельцам, приняв участие в постановке на учёт (номер помню до сих пор – А 098 ХА 44). Это произошло летом 2002 года. Так закончилась четырёхлетняя история нахождения у нас автомашины правительственной серии – «Волги» ГАЗ-3102.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!