+348 RSS-лента RSS-лента

Мысли вслух

Автор блога: ADMIN
Новое о Сирии
Предлагаю очень интересный материал и взгляд на Сирийскую проблему.

Несколько вводных замечаний
Первое. Когда я слышу про «провалившееся наступление Асада», мне уже даже не смешно. Не было никакого наступления Асада. Ни-ка-ко-го. О каком наступлении можно было говорить в конце сентября, если сил Асаду уже просто не хватало даже для поддержания устойчивости коммуникаций ВНУТРИ контролируемых районов. Резервов не было, поскольку их растратили на сдерживание многочисленных «котлов», которые уже и не котлы были, а вполне себе фронты. Никаких признаков «генерального» наступления Асада я лично не увидел. Велись исключительно «частные» боевые действия для консолидации позиций. Иногда успешные, иногда – не очень. Но никакого широкомасштабного наступления, которое могло бы «провалиться», «захлебнуться» не было. В целом для переформатирования армии Асада и насыщения ее бронетехникой и вооружением, как я и говорил, нужно не меньше 45 дней, для переформирования, - не меньше 60. Обращу ваше внимание и на то, что асадовцы воюют пока «старыми» силами. Ввода свежих войск я не наблюдаю. И это – хорошо. Не торопятся «сжечь» свежие войска, а значит и ситуация не столь критическая.

Второе. Российская военная кампания в том виде, как она наблюдалась нами в октябре, не могла иметь целью разгром ИГИЛ и, тем более, оппозции в целом. У нас в ГШ не идиоты сидят. Дураки, как везде в армии, случаются, но идиотов там не держат. Для этого не было ни сил, ни средств. Я вам одну цифру приведу. Американская авиация в 1991 году против Саддама Хусейна делала до полутора тысяч вылетов в день. В день, Карл! И это не считая крылатых ракет, которыми лупили по полной программе. Понимаю: условия другие, масштабы противника другие, но в день! И то войска Саддама Хусейна не так, чтобы были разгромлены….. Российская военная кампания на данном этапе не обладает и потенциалом непосредственной огневой поддержки войск. Ее смысл – дать Асаду передышку для доукомплектования и переформирования («сирийский экспресс») и нормальной подготовки пополнения. А также - уничтожить ставшее очевидным превосходство боевиков в том, что называется CCC (command, control, communications). Не более того. И в этом смысле она была совершенно успешной, фактически, выровняв логистическую связность в приграничных областях (в целом, «связность» контролируемых территорий пока, конечно, увы, выше у оппозиции). Вопрос в том, что сейчас ее хорошо бы усилить, хотя бы на короткое время, но это уже – политическое решение.

Третье. По тому, как забегали тараканы с политическим процессом (Лех Валенса – это, конечно, прикол, но прикол индикативный), можно сказать, что дела у ИГИЛовцев идут фиговато. А у ан-Нусры откровенно хреново. Западники уже четко обозначили этап политического конструирования попытками на разных фронтах (даже на территории ИГИЛ в Идлибе) что-то новое эдакое слепить…. Нам пока в этот процесс рано втягиваться. Еще надо недельки три продержаться заданном ритме, ну, минимум, две. Но дело тут не только в этом. Я писал 25.10 о возможном начале конкуренции за логистические возможности (коридоры, склады, пункты обмена и продажи) у оппозиции. Ну, вот, собственно – и «оно». И наши «замечательные западные партнеры» пытаются ее хоть как-то смягчить. Что интересно, я почти не ошибся по срокам. Если правильно поддавливать «умеренных» по фронтам, то этот процесс будет только нарастать. Я бы вообще «перепоручил» ИГИЛ западникам. По принципу «ты его породил, ты его и того….». А сами бы занялись умеренными. Подчистили бы, так сказать, пространство….

Четвертое. Не стоит преувеличивать упертость и фанатизм ИГИЛовцев и оппозиции в целом. Недооценивать этот фактор тоже не стоит, но…. Конечно, там есть совершенно упертые бойцы, но много и «массовки», много местных жителей, захваченных всеобщим ажиотажем вседозволенности, криминал, дезертиры, разного рода «партизаны полной луны». Вот, что важно, в этой связи, так это то, что я перестал замечать признаки серьезной координации. То есть «переговоры» об объединении они ведут (хотя понятно, чем такие переговоры кончаются: тем, что некоторое количество граждан просто исчезает; иногда впрочем, находят какие-то обезображенные трупы, но не всегда), а, вот, на поле боя….. И это очень хорошо. Кстати, обращу ваше внимание на ситуацию с «Ахрар-аш-Шам», где переругались все и вся, включая и скандал со спонсорами (Катар). Ну, да, не ан-Нусра, пожиже будет группировка, но также вполне значимая «туса», причем из числа ранее, скорее «фанатичных». Оказалось, что и не настолько фанатичная….. Всего-то надо десяток значимых людей грохнуть, - и все. Уже «умеренные», уже говорить готовы. И так в Сирии не везде, но много где. Тут, главное, аккуратно убирать лидеров.

Пятое. Иранцев, конечно, не столько как мечталось на диване, но много. И воюют они хорошо. А, вот, китайцев что-то не видать…..
Шестое. Самое главное, - действия асадовцев и их союзников за последние 2 недели приобрели четкую осмысленность и направленность. Первые две недели после нашего появления это бли, скорее, некие реактивные попытки «провинуться» «куда пускают», чтобы хотя бы частично компенсировать (в том числе, и психологически) жутчайший откат летом. Сейчас появляются признаки планирования операций «в глубину». В частности, обращу ваше внимание на ситуацию к Западу и Юго-Западу от Алеппо. По внешним признакам (без присутствия на «поле» и на нынешнем уровне информации судить точно сложно, но по внешним признакам) там идет «темповая игра» за перехват коммуникаций – ключевой дороги Идлиб-Алеппо (естественно, насколько в принципе можно говорить о «темповой игре» на Ближнем Востоке). Там сложно будет, там много укрепленных лагерей и бывших военных баз, но эта операция асадовцев уже тянет на стратегическую.

Теперь по военным частностям
1. Не увидев никакого наступления Асада, я ровно также не вижу и никакого наступления оппозиции, хотя об этом все кричат. Единственное направление, где действительно проявляется некоторая активность, это стык провинций Хама и Идлиб, а также Запад Алеппо. Что понятно: именно там сконцентрированы основные и наиболее боеспособные силы оппозиции и ИГИЛ, прежде всего, в Западной Сирии. И там действительно идут ОЧЕНЬ тяжелые бои, которые бы без нашей воздушной поддержки были бы проиграны. А так… Я бы не сказал, что город Таиба это «шверпункт», но наступление-то там ведет армия Асада по факту, а не оппозиция. Оппозиция лишь контратакует…. Иногда - удачно, в основном, - не очень. И это – в ЦЕНТРЕ позиции оппозиции. Так, что ситуация вполне нормально развивается, если не впадать в истерику из-за сдачи (как правило – временной) очередной деревни. Ключевым показателем резкого снижения активности оппозиции, на мой взгляд является ситуация в Дейр-аз-Зор. Осажденный анклав, с ограниченной подпиткой ресурсами и там асадовцы начали, ну, если не наступать, то огрызаться…. А, ведь, даже когда началась кампания, его все равно «списывали» даже самые оптимистичные комментаторы. Ан-нет, пока…
2. Признаю свою ошибку. Оппозиция НЕ уходит из Дамаска. На мой взгляд, это с военной точки зрения глупость, поскольку их там просто постепенно перемалывают, хоть и медленно. Но, если месяц назад подразделения оппозиции еще можно было вывести, хотя уже и с потерями, то теперь это принципиально невозможно. То есть, в единичном масштабе выйти можно, а «системно», сохранив управление, - уже вряд ли. И то, что оппозиция держится за Дамаск, говорит о том, что они ОЧЕНЬ рассчитывают на политическое урегулирование или его имитацию в самое ближайшее время. В иных сценариях то, что там происходит для оппозиции, особенно «светской» - бессмысленно. А если начнется «политический процесс», контроль пригородов Дамаска (даже если там сидеть как крысы в норах) – сильнейшая переговорная позиция.
3. Крупнейшим достижением Асада за последний месяц я считаю стабилизацию ситуации на «Южном Фронте». Да, в последние 7-8 дней там продвижение небольшое. Зачистки, спецоперации, отжатие кварталов. Хотя огневой контроль границы уже кое-где есть. Но уже 12 дней на «Южном Фронте» нет ни одного события со стороны оппозиции, которое попало бы в сводки. То есть, какие-то архаровцы там бегают, а ничего особенно не происходит. Только в Дераа, и то, как-то слабенько очень и с перевесом на стороне правительственных сил. Я рискну предположить, что «Южный Фронт» как организованная и скоординированная сила перестал существовать. И это надо понимать.... Южный Фронт, собственно, был создан американцами и израильтянами, нашпигован инструкторами и техникой, прежде всего, для того, чтобы первым войти в Дамаск. Показать всем «новое человеческое лицо» сирийской власти. Ну, не показывать же ан-Нусру….. А то, что там активность асадовцев снизилась – тоже понятно: наиболее боеспособные войска оттуда убрали на другие участки.
4. Крупнейшей неудачей асадовцев считаю то, что до сих пор не взят «пальмирский перекресток». Я понимаю, что сил мало, но все равно это неудача. И пока этот участок под контроль не поставлен, «связность» территории «оппозиции» будет всегда оставаться на более высоком уровне, чем у асадовцев. А это плохо и в определенный момент (например, когда начнется-таки стратегическое наступление) сыграть против асадовцев. Эту проблему надо срочно решать. Без «пальмирского перекрестка» операции и направлении Идлиба рискованны. Мобильность оппозиции в этом районе крайне высока. И это нивелирует до известной степени явное падение координации.
5. Алеппо. Должен сказать, что сражение у Квейриса показало высокий уровень оперативно-тактического видения ситуации со стороны асадовцев. Вместо того, чтобы тупо прорываться к базе и добиваться политически эффектного успеха, асадовцы устроили сравнительно медленное перемалывание сил противника с использованием авиации и своего локального превосходства в артиллерии. Впрочем, сирийские источники говорят, что авиабаза будет деблокирована в самое ближайшее время в любом случае. Ну, подождем до выходных. Но подчеркну еще раз – этот успех, действительно большой, но тактический. Расчленения сил оппозиции с деблокадой базы не произойдет. Но, наверное, сирийцам политически и пропагандистки деблокада Квейриса очень нужна.
6. Латаманский «карман». Не могу себя не похвалить. Асадовцы после нескольких попыток карман захлопнуть (что кончилось бы, конечно, не катастрофой, но тяжелым поражением – не надо играть в «дебальцевский котел» там, где нет ВСУ и добрбатов) пошли на Хан-Шейхун. Перехват коммуникаций у которого, превратит «карман» в бессмысленное скопление боевиков и «битой» военной техники. Ну, что молодцы…. Хотя бои, как и писал 25.10, будут очень тяжелые. Я не исключу, что Хан-Шейхун может стать переломным моментом всей кампании. Но там, в реальности со стороны асадовцев действуют относительно малые силы. Пока. Посмотри, что будет дальше.
7. Вот, что меня больше всего беспокоит, так это то, что я не вижу признаков генерального наступления игиловцев и оппозиции (ну игиловцы тут будут по любому, главными). Да была попытка перерезать дорогу Дамаск-Хомс, но она была проведена более чем халтурно с очень малым эффектом координации. И меня это тревожит, потому, что оно должно быть и должно быть сильным. Даже попытка оппозиции оттеснить войска асадовцев от дороги на Алеппо в районе Хан-Туман-Хамра на решительное наступление не тянет. Так, что никаких намеков на стратегическую операцию оппозиции я не вижу. От слова совсем. А силы у них остались и немалые…. И они их обязательно должны предъявить. Вот этот аспект меня очень и очень заботит. Где-то же они есть, эти силы оппозиции, не все же разбежались….

Мнение Дм.Евстафьева, Востоковеда, профессора ВШЭ.
ADMIN +4 5 комментариев
На злобу дня.
Пушкин и Гоголь были нормальными писателями, пока не продались Путина - министр культуры Украины.

***

На пятые сутик путешествия на поезде Москва - Владивосток житель Люксембурга сошел с ума...

***

Незаметно для себя Европа променяла богатых российских туристов на бедных арабских беженцев.

***
Россия настолько большая страна, что буквы шрифта на карте, которыми она подписана, больше некоторых европейских государств.
Лучшее по Сирии от Дмитрия Евстафьева
Очень рекомендую познакомиться с квалифицированным мнением специалиста, минимум эмоций, максимум здравого профессионального анализа.

1. Я сложно отношусь к принятому решению, поскольку оно несет в себе очень много рисков. По мне так, оно лучшее их плохих. Идея о том, что можно ограничиться «воздушной поддержкой», не влезая в наземные операции, конечно, замечательная, но в тот момент, когда ты влез в вооруженный конфликт, начинает действовать совсем иная логика. И ты не всегда можешь удержаться в рамках своего «гениального плана». Собственно, у американцев во Вьетнаме план был примерно такой же, ну а остальное мы знаем. Другой вопрос, что наши (1) соблюли все формальные процедуры; (2) дождались, что стало ясно, что режим все-таки не «сыплется» (вопреки утверждениям наших либероСМИ) и (3) сняли с этого совершенный максимум политических дивидендов и не только на Ближнем Востоке (как грится, «прывед Петро»!), а это, - говорит о том, что решение не реактивное, а продуманное. Это уже сильно не так плохо.

2. Думаю, начальство наше без особой радости влезает в эту историю. Собственно, если бы было большое желание, то мы бы туда влезли в июле, когда шел практически откровенный обвал позиций сирийской армии. Кстати, к середине сентября «обвал» этот почти полностью прекратился. Исламисты не то, чтобы выдохлись, но первоначальный импульс утратили. Собственно, из-за этого – имевшегося большого, прямо скажем, первоначального весеннего импульса для завала режима не хватило – и пошла опять игра вокруг создания повода для прямой интервенции. Вообще, внешне ситуация напоминала то, что было, когда западники начинали прямой «завал» Каддафи. Ситуация вошла в ступор, понадобилось влезать в наземную операцию…. Но там (народу там мало, страна «разряженная») обошлись спецназом. В Сирии такое точно не получилось бы. Думаю, мы были в шаге от американо-турецко-израильской интервенции в Сирию и Ливан. Даже в полушаге. Потому, что лицезрение «Асада, который вот-вот падет» уже пятый год подряд, - это согласитесь унизительно для Нобелевского лауреата. Даже если его фамилия – Обама. Он не мог больше «терять лицо».

3. Не надо, впрочем, забывать, что влезаем мы в эту историю, в том числе в ситуации, когда (1) иранцы подписываются под наземную операцию (правда, видимо, в Ираке, но…..), а думали они долго и готовились долго и (2) что очень недооценивается – среди суннитов появились небольшие, но устойчивые группы, которые стратегически поставили на Асада и не предали и (3) часть оппозиции признала именно Москву в качестве легитимной площадки для переговоров о политическом урегулировании. Согласитесь, это несколько иная ситуация, нежели ее рисуют.

4. При всем своем скепсисе, я считаю, что решение об участии в конфликте принято по времени очень удачно. Именно тогда, когда колебания и разброд в стане наших противников были наибольшими. Они – США и их гоп-компания – сами загнали себя своей же пропагандой в такую воронку, где свободы ПУБЛИЧНОГО маневра у них нет совсем. Да и к тому же, «сирийская» политика – особенно у американцев – дискредитирована настолько, что активничать очень опасно. Лучше промолчать и делать вид, что «мы вместе» и теперь выясняем «в каком». Собственно, это то, что происходит последние 24 часа. Обратите внимание на то, что главный мотив комментов из официальных кругов Запада: «выясняем, налаживаем взаимодействие, координируем»? То есть, вагон стоит, а «зупинки» объявляют.

5. Имеет ли сирийский кризис военное решение? Конечно, имеет. Особенно, если не париться контролем территории, а контролировать коммуникации и все, что связано с нефтью. Поглядите на карту и удивитесь, насколько это операционно возможно. Сирия, в действительности, это пустыня, побережье и несколько десятков перекрестков, которые все это связывают. И еще граница с Иорданией, которая, да, проблема. Но тут, да, порадовал «друг и брат» Рамзана нашего Ахмадыча (вот, молодец мужик, оба молодцы!) король Абдалла. А вообще, война в Сирии (с учетом местности, особенностей населения и проч.) это война систем управления. Огневые возможности у обеих сторон уже вполне сравнимы, выиграет тот, у кого система управления окажется более эффективной. Поэтому "договоренности" Темнейшего с Биби существенно повышают курс акций Асада. Так считаю.

6. Может ли Сирия стать Афганистаном-2. Сомнительно. Ничто в истории Сирии не говорит о такой возможности. Ничто. Можно подпитывать этот конфликт извне довольно долго, но только при условии, если будет сохраняться (1) позитивная для боевиков динамика (в противном случае, они откочуют в места, более перспективные) и (2) местная социально-экономическая база (т.е. торговля нефтью). Но внутренних истоков конфликта в таком формате, как сейчас я лично не вижу. Они кончились в сентябре 2012 года, когда было подавлено «восстание в Алеппо» (если я не ошибаюсь, третье или четвертое в истории Сирии с послевоенных времен). А в Афганистане (и во Вьетнаме) основными были именно внутренние факторы конфликта.

7. Ну а гадить они нам, конечно, будут. Правда, они нам и так бы гадили. Вообще надежды на то, что нас бы на пять-шесть лет оставили в покое, - наивны. Американцы (да и немцы) в отличие от наших креаклов экономическую ситуацию у нас представляют себе, думаю, корректно и предоставить нам хотя бы 3-5 лет мирного развития без «гирь» на ногах в виде уплаты «нефтегазовой ренты» через избыточное потребление, они не могут. Они все поняли, что мы не разваливаемся, а, скорее, наоборот. Причем, много скорее. В Америке вообще идиотов меньше, чем мы думаем. Особенно у власти. Поэтому неизбежно они бы нас во что-нибудь втянули. Причем, могли бы и на нашей территории. А главное, могли бы нас заставить (с полпинка – дураков-патриотов у нас явно переизбыток, хотя они считают себя националистами) бороться за какой-нибудь «фейковый» актив. Фетиш, мираж. У амеров навязывание миражей очень хорошо получается. «Русский мiръ», например, очень хорошо вышел. Замечательно. Очень профессиональная полит-технологическая работа.

8. А Сирия – вполне стоящий геополитический актив, за который стоит побороться, если уж все равно втягивания в конфликт не избежать. Кстати, в перспективе прекрасный курорт и страна с великолепными традициями в легкой, пищевой промышленности. Это неплохой союзник. И по моему личному опыту общения с сирийцами, - вполне приличные люди сами по себе. Хорошее место, ценное с какой стороны не погляди. И потом, - все же борьба на чужой территории и, будем надеяться, малой кровью. Тут главное, вы будете смеяться, гражданский контроль над вооруженными силами. Я правда не шучу!

9. Хотя я считаю, что спасти Сирию, как Сирию уже не получится. И, наверное, не надо. А, вот, начать конструировать некий «Большой Левант» и усилить тему «рушимости границ» (курдов по-любому на радость туркам отпускать придется) вполне можно. И, поверьте мне, как только эта перспектива – «рушимости границ» и новой модели организации Ближнего и Среднего Востока вне рамок пресловутых договоренностей Сайкс-Пико (О, какой я умный!) - будет открыто обозначена (и, кстати, именно поэтому ценным активом является и сам Асад, который в силу конфессиональной принадлежности в «Большом Леванте» вполне может быть главным, поскольку «равноудален» - алавиты такие же шииты, как я балерина), к нам потянутся самые неожиданные люди. В мире, кстати, уже давно не хватает «Большого Леванта», где можно «делать дела». Ну, вы поняли про что я….

10. Ну и в завершении. Самое противное замечание. Не будет нам мира, ни в Сирии, ни в самой России, ни в Таджикистане, ни в Средней Азии (Казахстан меня как-то волновать стал) пока с «большой шахматной доски» не будет снята одна фигура. Называется она – Саудовская Аравия. Собственно, и американцы уже не очень против, но сами не хотят, боятся, видимо, да и влипли в игры….. Боюсь, что придется нам. И, подозреваю, что кое-кто из умных уже об этом догадался…..

Продолжение размышлений:
1. Любая страна, - это, прежде всего, история и география (в том числе, и т.н. «внешняя логистика»). Сирия страна уникальная и с первой, и со второй точки зрения. Для нас, пока мы не начнем ездить туда, как на курорты Турции (а я верю в эту перспективу – там вообще климат прекрасный и море чистое), важна именно «внешняя логистика». Сирия это «пробка», которая «закрывает» регион. В чем это выражается? Ну, например, в том, что при плохих отношениях между Сирией и Турцией (тем более, при «постреливании») ни одна крупная страховая компания не застрахует ни один газо- или нефтепровод, который пройдет по территории Турции. И таких примеров можно привести десятки. И контролировать эту пробку лучшего всего именно нам. Иранцы, - ребята, конечно, хорошие, но…. А вообще, - присутствие в Сирии, - это для нас вообще-то ключ к долгосрочным партнерским отношениям с Ираном. И одно это (вспомним наши страхи относительно действий Ирана после снятия санкций, не так ли?) является фактором, который делает операцию оправданной. И это, - не говоря о том, что НАТО в Восточном Средиземноморье впервые с 1984 года, когда мы по инициативе Ю.Андропова начали на Ближнем Востоке «сливаться», почувствует себя неуютно.

2. В Сирии очень важны детали. И, прежде всего, когда мы говорим по вопросу, кто против кого. Там все слишком сложно, чтобы втискивать картину в модель «шииты против суннитов». Люди, которые это делают, упиваясь цифрами 85 на 15% (кстати, некорректными совершенно), не удосужились прочитать хотя бы пару книг и «познать радость печатного слова» (БГ). А тут надо смотреть очень тщательно.
Конечно, кое-кто про друзов упоминает. Хотя и редко, но эта очень боеспособная и жестко антиисламистская община попадает в «геополитические» обзоры. Я считаю, что величайшей ошибкой Асада-младшего было то, что он поссорился с ливанскими друзами и непосредственно с семьей Джумблатов.

Но, вот, про то, что значительная часть сирийской элиты, - марониты, т.е. близкие к католикам христиане, это редко, где можно увидеть. А они, не менее друзов, являются боеспособной проасадовской общиной, которой, естественно, «нечего терять». И, кстати, составляют большую долю офицерства (существенно увеличившеюся после того, как часть суннитского офицерства от Асада сбежала).
И таких деталей в Сирии много. В том числе, и в том, что касается суннитов, которые там «разные» и с разными религиозными и историческими связями и интересами.

3. Например, забывают палестинцев. А, ведь, в Сирии по разным оценкам до конфликта было от 400 до 700 тысяч палестинских беженцев. И первые масштабные вооруженные столкновения стали происходить именно в лагерях палестинских беженцев в районе «Большого Дамаска». Там и правда ситуация была жуткая. И невнимание к этим районам, восприятие палестинцев как людей «третьего сорта» тоже было колоссальной ошибкой Асада-младшего, который понадеялся на чувство благодарности беженцев к своему отцу, который их приютил, кормил и защищал. Но выросло поколение, целое поколение, которое ничего, кроме лагерей беженцев не видело. А саудовские фонды из этих лагерей не вылезали. И именно палестинцы были основой вооруженных отрядов «светской оппозиции» в 2011-2013 годах. Потом они – особенно, после жесточайших боев вокруг Дамаска и Алеппо в августе и сентябре 2012 года – цинично говоря, «кончились». Собственно, тогда и системно в оппозиции и начала брать верховенство именно салафитская часть оппозиции.

4. Любая гражданская война, - это, прежде всего, экономика и логистика. «Привходящие» факторы (интервенция, например) имеют вспомогательный характер. С точки зрения логистики, Сирия страна довольно «прозрачная». В ней можно не контролировать территорию, а контролировать транспортные коридоры и несколько десятков перекрестков (кстати, посмотрите на карту и вы сразу поймете, что ценность Пальмиры далеко не только в статуях). Интересующимся рекомендую прочитать про нашу отечественную Гражданскую войну, про период «эшелонной войны». Когда главным было – первыми въехать на станцию и захватить колонку с водяным насосом. Поверьте, все очень похоже в гражданских войнах везде, а в Сирии, - особенно. Идет борьба за перекрестки, селения с колодцами, зданиями и т.д
Только в Сирии есть одна особенность. Я ее специально уточнил с момента первого обзора. Вот, к примеру, в Ливии, где я бывал, кое-где по пустыне ездить можно. Даже на колесной технике. Плохо, но можно. Там пустыня относительно каменистая. В Сирии, в восточной и северо-восточной ее части это почти невозможно, я имею в виду в больших масштабах (конечно, 1-2 джипа всегда пройдут, хотя и медленно). Там дороги двойне важны.

С этой точки зрения салафиты (игил, нусра и прочие….) вели в последние полтора года совершенно правильную, но именно гражданскую войну. Вообще, - молодцы. Грамотно себя вели. Особенно – ИГИЛ. Они растекались по коммуникациям, что отчетливо видно по карте. Поэтому, успех или неуспех будет определяться тем, насколько асадовцам (при военной поддержке наших) удастся отбивать «перекрестки» и расчленять территориально силы оппозиции, не давать подвозить грузы, вывозить раненых.
Экономика сирийской войны, - еще проще. Это нефть и все, что связано с ее транспортировкой, перекачкой и нелегальной торговлей. Производство нефтепродуктов тоже есть, но, думаю, для «личных нужд». Но тут мы должны помнить одно непростое обстоятельство: эта система формировалась несколько лет и туда вписаны ОЧЕНЬ большие силы и люди. Потому, что в современном мире очень ценится та нефть, за которую можно расплатиться налом, минуя банки (даже американские – «аудиторский след», увы, доступен в современном мире очень многим). Поэтому, в сохранении этой экономической базы будут заинтересованы очень многие. Обратите внимание, что за год бомбежек ИГИЛ американцам никто не делал ничего, чтобы подорвать нефтедобычу. Вот, совсем ничего, даже когда в Ираке их совсем приперло.
Собственно, я охотно верю той информации (хотя она, конечно, «меченая»), что наши во второй заход накрыли в бункер, где собрались местные «паханы», который «терли» за доходы от нефте-перерабатыващего завода. А в третий, - колонну бензовозов. И именно тогда начался вселенский «вой» и угрозы со стороны западников. Посмотрите хронологию, не поленитесь.

5. Конечно, формальные цифры численности оппозиции впечатляют. Но, как в каждой гражданской войне, они – особенно у оппозиции – делятся на «профи», «пехоту» и «массовку». «Массовка», как правило, за пределами своих родных мест не воюет, а при захвате местности противником в значительной мере «растворяется» в толпе». Для того чтобы содержать «пехоту» (показательно, что там много пакистанцев – на заработки приехали люди) нужны деньги. Соответственно, важнейшим становится пункт о подрыве экономической базы. «Профи», конечно, опасны, но они, как правило, не местные и политически мотивированы. И предпочтут «джихадить» там, где больше «шуму» при минимуме риска для себя. На Сирии свет клином у них не сошелся. Мне кажется, таким местом скоро может стать Афганистан. Посему, при правильном «включении мозгов» наземная помощь может асадовцам быть весьма ограниченной, но вполне эффективной. Особенно, если не будет повторяться глупость с попыткой «контроля территории». И особенно, если будет вестись целенаправленная работа по «расчленению» оппозиции. Асад ее вести, естественно, не может. Но мы (даже если на первый план будут выдвигаться казахи – кстати, спасибо им за помощь надо сказать, а не ревниво зыркать) вполне можем этим заняться. Кстати, одной из фигур в оппозиции является человек по имени Мухаммад Фарис. Генерал, уроженец Алеппо, что во многом определило его принадлежность к оппозиции. Это город, в котором каждый камень имеет антиасадовские настроения. Вообще-то это первый и единственный сирийский космонавт и летал он, как вы догадываетесь, не на шаттле. И таких деятелей там вполне хватает….

6. Иранцы….. Да, базу под Хамой они строили. И почти построили. И как логистический фактор, - это знатный актив. Да «Хезболла» (хотя я, как человек еще в 1987 году написавшей по ней курсовую работу и с тех пор следивший за ее творчеством, хочу сказать, что там есть определенная автономность от иранцев и собственные амбиции) границу с Ливаном пытается обеспечивать. И получается относительно неплохо. Да, спецназ иранцы, наверное, подбросят к главным событиям. Но главная ставка у иранцев сейчас Ирак. И, кстати, видимо, все же Бахрейн. И пока там они не оторвут те куски, которые хотят, рассчитывать на «живые волны» как в войне с Ираком они делали, не приходится. Да и не нужно это…… Нам еще с Биби (Бенджамином Натаньяху) и его преемниками договариваться. Тут уж лучше как-то самим.

7. Оперативное искусство. Проблема асадовцев заключалась в том, что они допустили не только перехват важнейших коммуникаций, но и возникновение внутри контролируемых территорий неких «котлов» (наиболее значимый из которых – «растанский»), которые высасывали из и без того небезграничного военного потенциала Асада очень серьезные силы (и не самые худшие по качеству). Сдерживать котел, особенно, не в пустыне, а относительно урбанизированном и инфраструктурно обеспеченном районе, - дело затратное и хлопотное. Ликвидация хотя бы части этих «котлов» (того же «растанского» и «хомского» - собственно, мы этим с воздуха сейчас отчасти занимаемся), зачистка вокруг Алеппо, примораживание Южного Фронта и, в идеале, возвращение под контроль «пальмирского перекрестка», создадут совершенно новую картину на фронтах. Нет, это, конечно, победоносно войну не завершит. Повторюсь, я сугубый скептик. Но это создаст условия для «а поговорить….».

8. Почему я не написал про Китай? Потому, что я его не вижу. Как говорилось в замечательном фильме «Горячий снег», «верю в то, что вижу». А я не вижу, ни китайского авианосца, ни китайской атомной подводной лодки (у них с этим вообще большие проблемы, кстати), ни легионов «китайских зольдат» (не мое, – Андрея Моченова). Все это пока большой «геополитический» треп. Появятся, - поговорим.
Мое мнение – не появятся. Китай слишком зависим от США, чтобы рисковать в неприоритетном регионе, особенно после того, как американцы играючи – поверьте, играючи - обвалили китайский фондовый рынок. Китай не рискнул втянуться в историю вокруг Йемена, хотя для этого были все возможности и остров Сокотра манил своей геополитической ценностью.
Китай, скорее, прикрываясь нашей активностью, будет продолжать заползать в Африку, благо у американцев ресурсов ему активно противодействовать будет, как я подозреваю, существенно меньше.
А вообще…. Вот, просто подумайте: каждый из нас запросто выдаст 1-2-3 цитаты из китайской военной философии. Знатоки сходу приведут десятки цитат Сунь Цзу и И Дзы. А теперь, - правильный вопрос: какую последнюю войну выиграл вооруженный этим сокровенным знанием и многотысячелетней военной традицией Китай?

9. Временные параметры также очень понятны. Они определяются не только политикой, но и климатом. Необходимо подорвать логистический, экономический и управленческий потенциал исламистов/антиасадовцев (нет, разница, конечно, есть, но не в военном смысле слова; к тому же, у них очень схожая экономическая база, т.е. мочить придется всех, кто не заявит о «нейтралитете» вовремя) до середины ноября. Потом декабрь – февраль надо будет выдержать «генеральное наступление» оппозиции. Тут главное, его оттянуть, как можно ближе к Новому Году и эта задача вполне решаема имеющимися силами. И нашими, и Асада. Потом, в феврале-апреле начинает дуть «хамсин», - сильный ветер с пылью и воевать в таких условиях можно лишь очень условно, даже с современной авиацией. На земле воевать массами почти невозможно. Только очень профессиональные ДРГ. С соответствующей экипировкой и вооружением. Тут, в период "хамсина", думаю, начнется какой-то «диалог с оппозицией», «мирные процессы» и все такое. Вопрос в том, в какой состоянии к этому подойдет Асад. Должны дозреть обе стороны.

10. Я бы не исключил, что одним из решающих факторов будет вопрос о том, появится ли некая «конструктивная суннитская исламская оппозиция». Не светская, а именно исламская, но не замешанная в отрезании голов. Ну, или не столь сильно замазанная. Там вообще-то все «не эльфы». С которой можно будет хотя бы имитировать «национальное примирение» и реинтеграцию.
Вся правда что же будет если Россию отключат от SWIFT
Если не считать информационного очень эмоционально насыщенного хаоса вокруг событий на Украине, то, пожалуй, самой горячей новостью последних дней станет муссирование идеи отключения России от межбанковской системы SWIFT. Многочисленные эксперты и аналитики устроили такой вой, что еще немного, и эта мера покажется хуже термоядерной войны. «Прогрессивная либеральная» общественность в мазохистском упоении потирает руки, предрекая России неизбежный хаос и дикость. Подключились даже политики высшего уровня со своими заявлениями, что отключение от SWIFT станет объявлением войны и вызовет неограниченные ничем ответные санкции. Неограниченные, это как? Сразу ядреной бомбой по ФРС?

#ЧтоЖеБудетСРодинойИСНами

На самом деле выступления и Медведева, и до него Предправления ВТБ Костина, выдержанные в жестких тонах, вкупе с объявлением российского ЦБ о запуске альтернативной системы взаиморасчетов скорее говорят о том, что за всеми этими громкими заявлениями стоит провокация. Наши деятели как бы говорят: Попробуйте, ребята. И посмотрим, что получится.»
Что же будет с Родиной и с нами... анализ ситуации.
Есть много тем, которые требуют детального анализа, но нельзя объять необъятное. По сему, решил временно вернуться к старому формату, в котором тезисно излагаются важные факты и интерпретации, необходимые для понимания ситуации в целом. Поехали!

#ЧтоЖеБудетСРодинойИСНами

1. Нефть

Насчет нефти излагаются много панических теорий, вывод из которых ровно один - "мы все умрем! теперь нефть всегда будет стоить копейки".

В качестве поддержки этих теорий, предлагаются следующие аргументы:

1.1 Производители сланцевой нефти рентабельны при $40, значит сланцевые проекты закрываться не будут, а Штаты будут и дальше заливать нефтью весь мир, значит "мы все умрем!"

Довольно забавно смотреть на то, что эксперты наперебой строят модельки "рентабельности" сланцевых компаний исходя из официальных данных правительства США и бухучета самих компаний. Насчет того насколько хороши и качественны данные американских властей можно сказать только одно: если буквально "через ночь" выясняется, что 96% сланцевой нефти в самом перспективном месторождении Калифорнии на самом деле являются "ошибкой" (или "припиской" или "рекламным трюком") то доверять этим официальным данным может только безумец или ангажированный безумец. - http://www.theguardian.com/environment/ear...s-fracking-myth

А тем, кто воспринимает всерьез данные из отчетов самих сланцевых компаний, я рекомендую прочитать историю ENRON и хорошо подумать стоит ли доверять отчетностям компаний, которые в долгах по уши и у которых бабло менеджмента намертво привязано к цене акций.

С большой долей вероятности правильная оценка безубыточности "условно-средней" сланцевой компании - около $60; примерно о таком уровне говорили мои знакомые из индустрии до кризиса и примерно такой уровень встречается во многих отчетах из докризисного периода. Кстати, это не означает, что цена будет около $60, потому что для сохранения сланцевой добычи хотя бы на текущем уровне нужно не просто "работать в ноль", а еще иметь деньги для все более и более дорогих инвестиций - новые скважины дороже старых так как все самые «вкусные места» уже пробурили и выжрали досуха. Кстати, экстраполяция цен бурения с этих "вкусных мест" (sweet spots) на все залежи — типичный пример грязных трюков американских нефтяных компаний, которые пишут всякую нереалистичную хрень в свои отчеты, а потом сотни эмбиэйчиков по всему миру это на полном серьезе обсуждают.

Вывод:
Красные линии России - враг у ворот.
«Запад перешел черту». Эта фраза из речи Владимира Путина, посвященной воссоединению России с Крымом, уже стала знаковой. Подобную риторику мы раньше слышали только из Вашингтона. Однако теперь Россия провозгласила собственные «красные линии», переход которых чреват самым жестким ответом. Какие еще подобные критические границы есть у России, кроме Украины, разбиралась газета «Взгляд».

Расширение НАТО на Восток

Дальнейшее расширение НАТО на Восток от Берлина – фетиш «победителей холодной войны», посчитавших себя вправе не соблюдать никаких договоренностей после «победы». Эта модель поведения предполагает, что и Россия будет вести себя согласно отведенной ей роли побежденного и спокойно проглотит бесконтрольное движение «победителей» к ее границам. Так и было в 90-е годы и перестало быть, когда продвижение НАТО достигло естественного рубежа – границ России в Прибалтике. Дальнейшее перемещение активности Альянса на Восток было затруднено не только чисто техническими причинами, но и изменением внешнеполитического курса Москвы, отказавшейся соглашаться со всем, что навязывали из Брюсселя.

Грузия и Украина стали чем-то вроде «буферных государств», в которых развернулась нешуточная идеологическая и подковерная борьба, закончившаяся сами видите чем. И это далеко не только идеологический фетиш или формальное закрепление военно-политического блока на новой территории. Это реальная военная угроза с далеко идущими последствиями.

Даже при возможной дальнейшей сецессии восточных и юго-восточных регионов Украины утверждение, скажем, даже региона Киева в военной структуре НАТО будет означать изменение всего облика стратегического противостояния. Расположение там систем ПРО в сочетании с высокоточным неядерным стратегическим оружием (в перспективе – гиперзвуковым) нанесет серьезный удар по безопасности даже Московского региона, а что уж говорить о менее стратегически укрепленных зонах. Подлетное время крылатых ракет снизится до критических величин, а бесконтрольное увеличение их численности приведет к появлению брешей в российских ПВО и ПРО. То же самое можно будет констатировать и в сферах радиолокации, радиоразведки и множестве других.

Руководство НАТО уже начало работу по втягиванию в военную структуру блока вооруженных сил Швеции и Финляндии, что может окончательно переместить границу противостояния с РФ на критическую линию. Швеция и Финляндия уже сейчас участвуют в совместных с НАТО маневрах (пока только ограниченными силами ВМС и ВВС), но вполне возможен сценарий, при котором к власти в этих государствах придут консервативные силы, способные допустить полномасштабное втягивание в деятельность блока.

На этом направлении «красной линией», конечно же, остается сохранение нейтрального статуса «буферных стран»: Украины, Грузии, Швеции и Финляндии. Но если в первых двух борьба за и против расширения НАТО приняла уже открытый характер, то в двух последних она пока ведется лишь в сфере теории и газетных дискуссий.

Грузия

Сейчас положение в Грузии и вокруг нее практически не представляет для РФ не только стратегической угрозы, но даже проблемы тактического характера. В регионе создана мощная и стабильная военная система России, которая полностью блокирует возможные реваншистские шаги. Кроме того, эта система военных баз, объектов и подразделений способна полностью самостоятельно прикрыть южное направление еще на ранней стадии обнаружения угрозы для национальной безопасности РФ или ее интересов.

Москва не заинтересована в восстановлении полноценных отношений с Грузией, а устоявшееся положение как никогда лучше соответствует сложившемуся балансу сил. Единственной угрозой могут стать попытки затянуть Грузию в ее современном виде в структуру НАТО, однако и это вряд ли возможно. Крикливый самопиар Тбилиси никому уже давно не интересен, и осложнить обстановку может только приход к власти в стране очередного неуравновешенного политика, что, учитывая опыт Гамсахурдии и Саакашвили, можно считать вероятным. Только инициатива Тбилиси может обострить обстановку или как-то вообще на нее повлиять, поскольку позиции США и их союзников в регионе сейчас крайне слабы и надеяться на успех здесь они не могут.

Кроме того, Москва сознательно сохраняет курс на сохранение независимого статуса Абхазии и Южной Осетии как часть общей структуры международной политики. Эта позиция, во-первых, позволяет избежать неконтролируемого роста влияния НАТО в регионе, которое неизбежно после аннексии этих республик за счет чисто эмоциональной, иррациональной реакции как Тбилиси, так и Вашингтона. Во-вторых, она сохраняет преемственность российской политики, веру в договороспособность Москвы не только на постсоветском пространстве, но и на более широком международном поле.

По большому счету, «красной линией» здесь может стать либо очередной «цветной» переворот в Тбилиси, либо какое-то иное радикальное изменение системы власти в Грузии.

Прибалтика

В стратегические планы России никак не входит дестабилизация обстановки на прибалтийском направлении. Экономика Латвии и Эстонии – штука виртуальная, а возможные экономические санкции против России, вводимые Европой и США, могут поставить эти страны вообще на грань выживания. Одномоментное снижение, например, ВВП Латвии от санкций может достичь 10%, что резко ухудшит социальную обстановку в стране. Теоретически это может привести к дестабилизации политической жизни и возникновению угрозы для русскоязычного населения, однако все же представить себе коллапс государственности по примеру Украины очень сложно.

Для РФ «красной линией» может стать только попытка усилить группировку НАТО в регионе наступательными средствами высокой точности и большого радиуса действия, что, помимо всего прочего, будет нарушением международных договоренностей.

Еще одним абсолютно неприемлемым обстоятельством будут недружественные действия Литвы и Польши в отношении Калининградской области и судоходства на Балтике. Например, одностороннее ужесточение таможенных правил в рамках режима санкций, изменения порядка прохождения железнодорожных составов через территории Латвии и Литвы, одностороннее недружественное изменение статуса морских маршрутов и авиакоридоров.

Цена на энергоносители

На первый взгляд, искусственное падение цен на нефть, газ, уголь и стратегические металлы – самый серьезный вызов из всех, с которыми может столкнуться Россия в ходе «необъявленной войны» с США и Европой. И здесь придется сказать однозначно: падение цены на нефть ниже 25 долларов за баррель – та самая «красная черта», за которой апокалипсис и катастрофа вселенского масштаба. Причем не только для России.

Президент Обама уже заявил, что западный мир может ввести такой режим санкций, который приведет к изменению всей мировой экономической системы. Конечно, это заявление из разряда «нас пугают, а нам не страшно». Да, США в согласии со странами Персидского залива и Норвегией совокупно в состоянии одномоментно уронить цену за баррель даже до 8 долларов. Подобные угрозы поступали в адрес России и перед началом второй войны в Ираке. Но уже тогда было понятно, что США вряд ли решатся на подобную радикальную акцию.

Во-первых, западный мир совершенно не заинтересован в мгновенном разрушении российской экономики с непредсказуемыми последствиями социального и военно-политического характера. Во-вторых, даже детям малым в Конгрессе понятно, что подобная перспектива заставит нас защищать свои интересы физически и максимально жестко, как при «обороне Барвихи». В-третьих, консервативные силы в том же Конгрессе симпатизируют Владимиру Путину (разве что один Маккейн остался «ястребом демократии») и не склонны доводить конфликт до планетарного коллапса. В-четвертых, потери Европы от приостановки нерентабельных поставок энергоносителей из России обрушат там все, что может обрушиться. В-пятых, надо еще умудриться убедить страны Персидского залива присоединиться к подобной акции, что довольно сложно, учитывая, например, внутреннее положение в Катаре и Бахрейне. В-шестых, существует ОПЕК, мнение которой исключительно прагматично и не подвержено эмоциям.

Конечно, США могут пойти на увеличение добычи в обход ОПЕК, доведя цену на нефть до уровня, который может критически сказаться на российской экономике. Именно так вела себя администрация Рейгана в адрес Советского Союза. Однако сейчас не конец 70-х годов, мировая экономика куда более взаимосвязана, в ней заметно больше «точек силы», и позиция Китая и стран БРИК вообще может не позволить проводить столь агрессивную политику на рынке энергоносителей. Да и как ни проводи в Европе «диверсификацию» поставок энергоносителей и другого сырья – без России им и года не выжить.

Кроме того, сами западные экономики могут серьезно пострадать от неизбежной чехарды на биржах, на валютном рынке, от передела инвестиционных портфелей и банковского кризиса. Просчитать все последствия столь масштабных макроэкономических изменений не представляется возможным.

Стратегически успешной такая фаза новой холодной войны может стать только лет через десять при условии, что все это время будет наблюдаться единодушие среди союзников, а Россия будет просто сидеть, терпеть и наблюдать, как все рушится. Ни то, ни другое, ни третье в реальности невозможно. Но иррациональность мышления вполне может подвигнуть Обаму на подобного рода действия. Другое дело, что не совсем понятно, ради чего такая злая беда. Ради возвращения Крыма в состав Украины? Как-то масштаб не тот.

Ближний Восток

Значительная часть американского генералитета исходит из того, что США способны вести одновременно два высокотехнологичных вооруженных конфликта средней интенсивности и регионального масштаба. Именно исходя из этого, президент Обама распорядился приостановить дипломатические отношения с Сирией, нарастив при этом морскую группировку в Восточном Средиземноморье. «Красной линией» в таком случае может стать неспровоцированная агрессия США (вместе с союзниками по НАТО или без них – роли уже не играет) против Сирии в качестве «асимметричного ответа» на усиление позиций России.

Напасть на более слабого – тактика древняя как мир. Есть основания предполагать, что американская администрация может склониться к стратегии оказания давления на Россию и ее союзников в разных точках земного шара и различными методами. Обама также неоднократно говорил о «комплексе мер», который может включать в себя воздействие как непрямое (экономическое, информационное, гуманитарное), так и прямое, вплоть до развязывания «легитимных» или уже даже вовсе не легитимных региональных конфликтов.

К сожалению, такая перспектива вероятна, несмотря даже на то, что сам Барак Обама уже неоднократно демонстрировал нежелание ввязываться в открытые формы вооруженного противостояния. В то же время его вера в высокотехнологичные формы вооружений и безусловное преимущество в них США над Россией может склонить его к мысли осуществить такую форму агрессии в Сирии. Однако сейчас, в обстановке крайне эмоциональной и напряженной, нет никаких гарантий, что в конфликт не вмешаются Иран и Израиль, а это обрушит мир на Ближнем Востоке по принципу домино.

Прямое вооруженное вмешательство России на стороне Сирии возможно лишь ограниченными средствами, но вот поставки в Иран ракет средней дальности могут вполне парализовать действия Израиля еще до первого запуска. Да и вообще перспектива столь масштабной войны на Ближнем Востоке выглядит пугающе, поскольку ее эскалация способна легко привести к применению тактического ядерного оружия.

Значительная часть вооруженных сил США окажется блокированной в Афганистане без какой-либо возможности дальнейшего снабжения. Дестабилизация Курдистана – дело двух недель. Это не говоря уже о том, что проводить в обстановке полномасштабной войны на Ближнем Востоке тонкую игру на понижение цены на нефть невозможно в принципе – она будет расти с каждым запуском «Томагавка». Поэтому «диверсифицировать» методы давления на Россию в такой обстановке не удастся. Разве что российский военный бюджет будет расти опережающими темпами, но эта беда охватит практически весь мир.

США лишатся каких-либо перспектив на переговорах с Ираном по ядерному оружию, поскольку именно усилиями Путина и Лаврова Иран подталкивали к уступкам. А до создания полноценной бомбы Ирану осталось год-два, а швыряться «грязными» бомбами он может уже сейчас, если немного напряжется.

Но желание как-то морально компенсировать усиление России за счет победы в другой точке мира, видимо, прочно засело в умах администрации президента Обамы. И тогда «красной линией» станет первый «Томагавк».

Террористическая угроза

При некотором желании США способны перенаправить усилия все еще активно действующих террористических группировок исламистского толка снова в сторону России, как бы цинично, безнравственно и жестоко это ни выглядело. В этом случае «красной линией» для России станет первый же террористический акт на территории РФ, в подготовке которого хоть как-то будет виден «американский след».

Войска НАТО в Афганистане находятся в постоянном контакте с множеством группировок, близких к талибам и «Аль-Каиде», как и самими талибами. Тактика мелких уступок и бытовых переговоров давно уже стала обычной практикой для оккупационных войск. Это не отменяет реального вооруженного противостояния, но методы работы спецслужб никто не отменял, они едины для всех мировых разведок и включают в себя в том числе и постоянный негласный контакт с террористами. Обычно такие контакты поддерживаются для предотвращения террористических актов, но эти же каналы можно использовать и для «перенаправления» агрессии в другую сторону. Примерно так американцы поступили с бизнесом на наркотиках, просто перенаправив поток афганского героина на север, в том числе и в Россию.

Все же хочется надеяться, что до столь изощренно людоедского способа мести России не дойдет. Просто рука ни у кого не поднимется.

Арктика

Принято считать, что активизация в последнее время споров вокруг принадлежности арктического пространства связана в основном с разработкой запасов энергоносителей на шельфе, а также с экономическими перспективами Северного морского транзита в эпоху глобального потепления. Отсюда и беспредел «Гринписа», и неожиданно жесткие высказывания вечно сонной Канады, реанимация структур типа «Беллуны» и поездки на экологические сборища в Мурманск высокопоставленных сотрудников американского посольства в Москве, в прошлой жизни работавших корректировщиками артиллерийского огня в Афганистане.

Это все так, заинтересованность в обладании арктическим шельфом есть у многих, даже у местечковой Дании. Конечно, начало разработки несметных запасов арктических углеводородов больше усилит позиции России на этом рынке, что, безусловно, раздражает. Но это только часть – хотя и важная – страшной правды.

Арктическое океанское пространство, особенно его подледная часть, рассматривается в стратегических военных планах США и НАТО как едва ли не самый идеальный из всех имеющихся плацдармов для нанесения первого удара как ядерным оружием, так и высокоточными стратегическими неядерными средствами. Воздушное же пространство Арктики – аналогичный плацдарм для авиаудара.

В последние годы Россия также резко увеличивает свою стратегическую военную составляющую на Крайнем Севере. Спешно реанимируются так называемые аэродромы подскока, оставшиеся от Советского Союза, но пребывавшие в 90-е годы в состоянии глубокой и, казалось, необратимой комы. Резко усиливается атомный подводный флот, обновляется морская авиация. А в последний месяц были проведены демонстративные учения на Крайнем Севере с применением сил ВДВ, морской пехоты и дальней авиации. Причем ВДВ и морпехи как раз отрабатывали операцию по десантированию на аэродром, а бомбардировщики – дозаправку в воздухе. Разработана и воплощается в жизнь программа по преобразованию ледокольного флота, в том числе и атомного. Стоит подчеркнуть, что Россия в этой области уникальна: ни одна страна мира не обладает таким парком ледоколов высокой проходимости. Строятся и малые суда береговой обороны с ледокольной нагрузкой, хотя этот проект и вызывает много споров у специалистов-кораблестроителей.

Стратегия НАТО предполагает вывод в подледную акваторию Арктики до двух десятков подводных лодок, которые могли бы скоординированно нанести превентивный ядерный удар по объектам, расположенным в глубине территории РФ. При этом не только критично сокращается подлетное время, но активно используется фактор неожиданности, поскольку разрушенная в 90-е годы система наблюдательных пунктов в Арктике до сих пор не восстановлена. Такой удар предполагается координировать с флотами в Индийском океане, то есть вне зоны действия российских сил. Слабыми местами этого масштабного плана считаются отсутствие технических средств координации и взаимодействия баллистических и крылатых ракет разных флотов. Кроме того, гиперзвуковые ракеты из-за образующегося вокруг них слоя плазмы теряют возможность к высокоточному наведению и при подлете к цели должны сбрасывать скорость с искомых 5 до 1,5 Маха в поисках сигнала спутника, что делает их доступными для ПВО и ПРО.

Именно военная составляющая сделала Арктику привлекательной для США, поскольку никаких легальных способов претендовать на природные ресурсы региона они не имеют. Даже имеющиеся несовершенства этого военного плана не умаляют его опасности для национальной безопасности РФ. И «красной чертой» для выхода на патрулирование Северного флота и иных мер противодействия может стать в нынешней обстановке любая подводная активность американцев в этом районе.

Ядерное сдерживание и гонка вооружений

Противостояние в области ядерного вооружения и общей гонки вооружений – едва ли не самая реальная угроза безопасности и национальным интересам России. И это единственная сфера соревновательной идеологии и стратегии, в которой РФ и США никогда не станут союзниками даже в самых незначительных мелочах.

Картина мира здесь такова. США сохранили в области контроля за ядерными вооружениями взгляды и подходы, которые были характерны для периода пика холодной войны. Практической целью всех военных и дипломатических усилий Вашингтона в ядерной сфере остается разрушение ядерного потенциала России до критического минимума или создания такой военно-стратегической обстановки, при которой не рассматривалась бы сама возможность ответного ядерного удара РФ по США и их союзникам.

Для этого США последовательно выступают с рядом «разоруженческих» инициатив, сопровождая их мощной информационной кампанией. Например, последняя инициатива Барака Обамы «Глобальный ноль» («Global zero») предлагает сократить количество стратегических ядерных зарядов до 900 единиц, причем половина из них должна находиться даже не на оперативном дежурстве, а в развернутом состоянии с готовностью 24-72 часа, а другая – храниться на складах. Для РФ такое количество зарядов не обеспечивает решение задачи глобального ядерного сдерживания. Кроме того, ядерные силы США развертываются по единому плану с ядерными силами Великобритании и Франции, которые находятся вне правового поля, никем не учитываются, не мониторятся и не ограничиваются. Даже при реализации только одной этой американской инициативы статус РФ понизится до «условно-ядерной державы», то есть Россия не сможет оказать адекватный силовой ответ на крупномасштабную военную агрессию.

Но это только начало. США стремятся втянуть РФ также и в переговорный процесс по сокращению тактических ядерных сил (ТЯС), о чем до самого последнего времени не было и речи. А наличие у России ТЯС сейчас практически безальтернативный способ парирования угроз военной безопасности регионального масштаба. Именно ТЯС компенсируют недостаточные боевые возможности сил общего назначения РФ на региональном уровне.

Заметно осложняет положение РФ и развертывание американской системы ПРО. Несмотря на то, что сейчас в нынешнем своем состоянии ПРО как военно-техническая система оказывает несущественное влияние на российские стратегические силы, в перспективе в сочетании с общим изменением военной доктрины США это может быть чрезвычайно опасно.

В сочетании с усилением – и качественным, и количественным – высокоточных неядерных средств ПРО будет представлять серьезную угрозу безопасности РФ. Ее развертывание может окончательно лишить РФ возможности нанесения стратегического ответного удара, то есть ликвидирует саму систему ядерного сдерживания.

Действует этот механизм примерно так. В рамках концепции «Быстрый глобальный удар» США создают систему неядерных высокоточных гиперзвуковых сил, способных нанести удар по важнейшим объектам противника в предельно сжатые сроки – в течение часа с момента принятия решения. Помимо всего прочего, выбор именно таких систем вооружений позволяет обойти международные договоры и соглашения, ограничивающие создание и развертывание наступательных ядерных сил при сохранении стратегического преимущества в наступательной операции.

То есть может сложиться ситуация, при которой складированные российские ядерные стратегические силы будут частично уничтожены наступательным ударом еще на земле, а уцелевший после этого удара ядерный потенциал будет нейтрализован системой американской ПРО либо полностью, либо до такого состояния, когда его «потенциал возмездия» будет минимизирован. Любое приближение к этой ситуации – явная «красная линия» для России.

Пятая колонна и идеологическое противостояние

США и их союзники продолжают считать идеологическое противостояние внутри РФ главным источником для борьбы с «режимом Путина». В то же время, если до недавнего времени стратегия на поддержку внутренней оппозиции, так называемого «болотного движения», еще имела некие положительные перспективы в виде создания целого класса профессиональных противников режима, то сейчас, в условиях массовой народной поддержки действий президента, эта составляющая давления теряет актуальность. Последние действия оппозиции окончательно дискредитировали ее, превратили в секту, члены которой уже не могут ее покинуть в связи с объемом и «качеством» всего того, что они успели наговорить и сделать.

Деятельность интеллектуальной оппозиции теперь будет несколько видоизменяться. На первый план выходят не массовые акции уличного протеста с закономерным для них итогом и даже не так называемая антикоррупционная борьба. Речь теперь пойдет об инструментах интеллектуального и экспертного давления, как, например, описанный выше механизм проталкивания американского взгляда на проблему ядерного противостояния. Финансирование, в том числе и за счет международных грантов, будет смещаться от правозащитной сферы в сторону экологических организаций и экспертных сообществ, способных оказывать влияние не только на общественное мнение, но и на ход принятия стратегических решений в оборонной, технологической и стратегической областях. Отследить эту деятельность довольно сложно, хотя и можно. Куда сложнее минимизировать потери от нее, в первую очередь на интеллектуальном и имиджевом уровнях.

С другой стороны, «красной чертой» здесь может стать только переход к насильственным уличным действиям, что маловероятно, учитывая полное отсутствие поддержки оппозиции со стороны даже городского населения столиц.
Я - русский оккупант
Жесть с сетевых просторов.

"Здравствуйте. Я - русский оккупант. Так сложилось исторически.

Я оккупировал Сибирь. Теперь там добывают нефть, газ, алюминий и еще кучу всего полезного. Теперь там города, в которых стоят многоэтажные дома. Теперь там нельзя продавать женщин за вязанку соболиных шкурок, как это было до русских.

Я оккупировал Прибалтику. Построил там заводы и электростанции. Вместо их смешных хуторов. Прибалтика делала высококлассную радиотехнику и автомобили. Меня попросили оттуда уйти. Теперь там добывают шпроты, а большая часть трудоспособного населения чистит евроунитазы.

Я оккупировал Украину. И там я тоже построил заводы и электростанции. Украина делала самолетные двигатели, корабли, танки и автомобили. Меня попросили оттуда уйти. Теперь там производят майданы в товарных количествах. А больше там нихера не производят.

Знаете что? Меня достало извиняться за то, что я оккупант. Да, я оккупант. По праву рождения. Устройство автомата Калашникова, я знаю лучше, чем устройство соски для молока. Я агрессор и кровожадный урод. Бойтесь.

Это я сжег Москву, чтобы не отдать ее Наполеону Бонапарту, но как кончил Бонапарт? Это я сидел в окопе у Волоколамска, понимая, что немцев удержать не получится,где сегодня те немцы, где их сраный Гитлер? Ко мне домой приходили все, кому не лень. Турки, англичане, поляки, немцы, французы. Земли хватило на всех - по 2,5 метра на каждого.

Я был, есть и буду русским оккупантом".
ADMIN +10 8 комментариев
Гражданская позиция )))
Гражданскую позицию все по разному проявляют, бывает и так:
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


А вы бы как проявили?
ADMIN +5 6 комментариев
Украина или троллинг по-русски
Все обратили внимание, насколько в последние дни усилился накал информационной войны? А знаете, какова главная причина всего этого безумного и столь же бессмысленного шабаша? Главная причина в том, что привычная Матрица лопнула и пошла трещинами. А все по одной просто причине. Россия отказалась ее поддерживать. Боле того, искусно занялась хорошо продуманным троллингом мировой политической тусовки, которая тут же, не разобравшись в последствиях, радостно и со всей дури вляпалась в смачное заготовленное гуано.

Но самое интересное, это не вид беспомощно барахтающихся западных политиканов в том, что является продуктом их собственной жизнедеятельности. Самое интересное в том, что в результате любого их последующего хода Матрица разрушается все больше и все ускоряющимися темпами. До некоторых, правда, уже стало доходить, что как-то странно и не по плану развивается ситуация.

По сообщениям в Сети Меркель даже пожаловалась в разговоре Обаме, что при беседе с ней Путин выглядел «не адекватным реальности». Ау, фрау Ангелина, это ты со товарищи выглядишь все более неадекватной, потому как продолжаешь считать Матрицу незыблемой. А Путин лишь намекнул тебе, что прекратил играть в эти игры. И сразу вызвал этим панику.

Еще больше растерянность Запада выдают два забавных момента.
1. С прошедшей субботы резко изменилась тональность европейских СМИ при описании происходящего на Украине. В Германии и Испании были показаны пророссийские демонстрации на Востоке страны с комментариями, что эти территории являются исконно русскими, а потому у России есть основания на такую реакцию. А в Лондоне сосредоточили внимание на том, какие возможно «нехорошие парни» эти майданутые боевики.
2. Перечень мер, которыми Запад решил «наказать» Россию за Украину, выглядит очень «внушительно». «Мы не приедем на саммит G-8 в Сочи и частично отзываем послов». Еще говорят, угрожают исключением России из ВТО. Испугали, как говорится ежа обнаженной «глютеус максимус». Да Россия сама с удовольствием обошлась бы без дурацкого участия в клубе стареющих импотентов. А из 20-ки, которая единственно и способна что-либо решить, исключить Россию никто не в силах. Что касается ВТО, то для проявления положительных моментов своего членства в этой организации, нам потребуются годы. А пока пусть теряют деньги другие. Нам не к спеху. Более того, все эти угрозы только освобождают Россию от обязательств делать вид, что мы ценим чьи-то навязанные законы выше собственных.

Все внимание мировых СМИ сосредоточено на разрешении, которое получил Путин от СФ, на участие ВС РФ в операциях на территории Украины. При этом еще никто никуда не идет. Все происходящее в Крыму Запад не в состоянии списать на происки России. Там пока все зеркально относительно Киева. А все прочие ответные шаги выглядят просто офигенно.
Вообще это решение СФ России выглядит просто гениальным троллингом.
Во-первых, это вызвало поток очередных идиотских решений киевской хунты. Та пародия на действо, которая была продемонстрирована, уничтожает последние намеки на политическую состоятельность новой «власти».
Во-вторых, это заставило всех реально испугаться перспектив и судорожно начать предпринимать контрмеры, что выявило последних сторонников хунты на ЮВУ и более того, заставило их неплохо раскошелиться на митинги и прочую лабуду.
В-третьих, это заставило Запад в лице НАТО показать свою полную импотенцию в деле возможного вмешательства в ситуацию. При жесткой риторике для СМИ все тут же звонят в Россию и сообщают, что на самом деле «таки никто никуда уже не идет».
А Россия собственно никуда и не собиралась. На данном этапе ее все устраивает. Крым уже наш, а 30 марта это будет закреплено юридически так, что хрен сотрешь. А лезть на ЮВУ сейчас не просто сложно, а просто глупо. Это действительно воевать с собственным народом. Цель у России другая. Все, что нужно на данном этапе, мы получили. Проявились люди, с помощью которых можно создавать пророссийские политические структуры. А в Киеве наша цель (как я ее понимаю) – проявить полную недееспособность нынешней хунты и освободить площадку для Тимошенко. Ну и пусть Запад самостоятельно оплачивает все, что натворил. Деньги, кстати, прямиком поплывут в Россию. Долги за газ никуда не делись.
Для России теперь главное не дать разразиться гражданской войне. А для этого лучше постоять в стороне. Сегодня общество на Украине реально расколото. Любая попытка вмешаться будет стоить довольно дорого. Пусть лучше все сомневающиеся пройдут свой путь к пониманию ситуации до конца. Даже ценой потерь. На аркане в рай не затащишь.
Да, чуть не забыл самое вкусное.

Запад намекнул на возможное замораживание счетов России на Западе. Оооо, это был бы самый классный подарок Путину от иностранной общественности. Во-первых, активы России «там» равны долгам России «им». И любое нарушение нормального оборота с одной из частей мгновенно приведет к аннексии долгов, то есть к физическому схлопыванию взаимных трансграничных обязательств. Это вызовет сразу два последствия. Вынужденную национализацию экономики России (основная масса долгов – частная), а также схлопывание международной финансовой системы. Мы – за. Давно ждем. И вообще, Путин давно призывал всех вернуть деньги в Россию. Кто не спрятался, он не виноват. Любое замораживание средств ударит не по России, а по ее Пятой колонне, которая там как раз деньги и держит. Рост доллара и евро в этой связи особенно радует. Чем меньше рублей останется на руках либеральных паникеров, тем в итоге нам будет лучше.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Источник: http://oko-planet.su/
ADMIN +9 14 комментариев
Почему мы так любим ругать свою страну?
Признаюсь вам честно, я устал читать, как критикуют нашу страну. Устал слышать насмешки, придирки в адрес России. Мне уже не смешно от глупых шуток про «нашу рашу». Что за национальная традиция – унижать самих себя? Ведь мы ничем не хуже других стран, даже самых развитых.

Вот скажите, лично вы голодаете? Или вам не хватает одежды, обуви или еще чего-то? Сейчас мы все обеспечены лучше, чем когда-либо за последние лет двести. Мы свободны, мы можем путешествовать в любую точку земного шара, исповедовать любую религию, вступать в любую партию, говорить все, что нам вздумается.

Обилие товаров на полках просто потрясающее. Мы можем заниматься предпринимательством, брать кредиты, выбирать место работы и учебы, ни у кого об этом ни спрашивая. Мы имеем право вообще ничем не заниматься и, извините за это слово, тунеядствовать, если уж нам так захочется.

Кто-то скажет, мол, сейчас слабая армия. А нужна ли нам сильная? Мы же никого захватывать не собираемся, а на нас нападать никто не решится и с той армией, что есть. Так зачем вбухивать ресурсы в производство лишних танков, самолетов, кораблей? Лучше потратить эти деньги на что-то более нужное.

Говорят, у нас кроме нефти ничего не производится. А как же космические ракеты, медицинское оборудование, комбайны и многое другое? Может быть, пора прекратить делать из самих себя дураков и неумех перед всем миром? Уверен, что каждый вспомнит, что производится в его городе. Заводов и разных фирм тысячи, выбирай работу по вкусу.

Только и слышно, что пенсии и зарплаты маленькие. А в город выйдешь, машин столько по улицам ездит, что диву даешься. У всех квартиры, дачи, у кого ни возьми. А мы все жалуемся, какое плохое правительство.

Все у нас замечательно. Есть свои трудности, но они во всех странах тоже есть. И мы здесь не исключение. Только жизнь, как ни крути, с каждым годом улучшается. Растет сервис в магазинах за счет рыночной конкуренции. Чиновники все больше боятся брать взятки, так как гайки завинчиваются и по рукам бьют все чаще.

А все эти недовольные оппозиционеры и кухонные критиканы – так это не от плохой, а от слишком хорошей жизни. И говорит это о том, что демократия, какая никакая, а все ж таки в стране есть. И нет никакого «кровавого режима».

Сколько же можно заводить пластинку о гибнущей России, о кризисе, о голодающих пенсионерах? Давайте вспомним тех людей, которые реально окружают каждого из нас. Много голодающих и гибнущих лично вы вспомните? А вот примеры успешной карьеры и новых удачных покупок, думаю, вспомнят все. Страшный секрет, в который никто не поверит, состоит в том, что наша страна живет и здравствует и никуда исчезать не собирается. Только нам все чаще вбивается в головы мысль о том, как все плохо и безнадежно. И мы в это почему-то верим с большей охотой.

Так, может, хватит нам выискивать недостатки? Может, просто будем спокойно жить и работать и наслаждаться отдыхом и своими увлечениями? Сколько всего хорошего и прекрасного нас окружает, а мы все плачемся. Я устал от этого нытья, а вы?