+26 RSS-лента RSS-лента

Мои стихи, статьи, рассказы, повести и романы!

Автор блога: Васил
Отрезанное ухо. Глава вторая. Преступление.
К Кариме летним вечером пришла в гости подруга Танзиля, с которой когда-то она училась в школе и училище. Танзиля, как и Карима, родилась в этой деревне, но живёт в городе, до которого от этой деревни примерно сто километров. Карима обрадовалась приходу Танзили, так как давно не виделись, но вместе просидели за партой больше десяти лет. Карима забегала по дому, быстренько приготовила праздничный стол. Танзиля помогала ей, как могла.
– Ну, рассказывай, подруга, как дела, как живёшь? – спрашивает Карима.
– Да, нормально живу, лучше всех, – отвечает Танзиля. – Откуда у тебя синяк под глазами?
Карима не знает, что сказать.
– Муж? – спрашивает Танзиля.
– Да, – тихо отвечает Карима.
– Давай выпьем! – предлагает Танзиля. – Ведь давно не виделись.
– Давай, только у меня нет ничего.
– У меня есть. Я с собой принесла.
– Неудобно. Ты в гости пришла, а мне нечего ставить на стол. Ты посиди дома, а я быстренько схожу в магазин и куплю вино.
– Брось, не надо никакого магазина. Выпьем то, что я принесла.
Танзиля вытаскивает из сумки, которая рядом с ней, бутылку красного вина и ставит на стол.
– Карима, у тебя есть штопор? – спрашивает Танзиля.
– Да, есть, – отвечает Карима.
Она из навесного шкафа достаёт штопор и отдаёт его подруге. Танзиля штопором открывает вино. Пока она открывала вино, Карима из шкафа достаёт два бокала и ставит их на стол.
– Ну, что, будем пьянствовать, подружка, – говорит Танзиля, которая наливает вино себе и Кариме. – Чокаться будем?
– Давай!
Чокаются бокалами и пьют вино.
– Рассказывай, подружка, как живёшь, где работаешь, – говорит Танзиля.
– Что говорить, я не работаю, сижу дома, – говорит Карима.
– Дети есть? – перебивает свою подругу вопросом Танзиля.
– Детей пока нет.
– Сколько лет живёте?
– Шесть лет.
– И что, до сих пор нет детей?
– Нет, Танзиля.
– Карима, почему тянешь с ребёнком?
– Никто не тянет, просто не получается.
Танзиля поняла, что этот вопрос Кариме не понравился. Она решила перейти на другую тему. Наливая вино себе и подруге, Танзиля спрашивает:
– А как мужа зовут?
– Мустафа, – отвечает Карима.
– А где работает Мустафа?
– В магазине грузчиком.
– Подруга, можно спросить?
– Спрашивай..
– Как часто тебя бьёт муж?
– Иногда, – отвечает, плачет Карима.
– Почему не разводишься?
– А куда я пойду? У родителей негде жить.
– Поживи у меня в городе. Я одна.
– Спасибо, Танзиля. Но я мужа не брошу.
– Зачем он тебе? Тебя бьёт, детей нет. Пьёт, наверно, часто.
– Откуда знаешь?
– Был у меня один грузчик. Тоже много пил. Все они одинаковые.
– Подруга, спасибо за всё. Но я здесь поживу.
– Ну, как хочешь. Ты, что, его любишь?
– Нет, не люблю. Раньше любила.
Карима и Танзиля не заметили, как, пока они разговаривали, закончилось вино.
– Давай, выпьем ещё, – предлагает подруге Танзиля.
– Давай! – соглашается Карима.
– Только у меня водка, подруга.
– Пойдёт!
Танзиля из сумки достаёт бутылку водки и ставит её на стол.
У Каримы давно было желание посидеть с Танзилёй, с самой лучшей подругой, рассказать ей о своих проблемах, о своей жизни с Мустафой. О том, что он каждый день пьёт. О том, что она устала от такой жизни. О том, что у неё нет детей, но она хочет детей. О том, что она хочет поменять свою жизнь, но не знает, как.
Танзиля открывает ножом водку. Пока она открывала водку, Карима из шкафа достаёт две рюмки.
– Наливай! – говорит весёлая Карима. Танзиля наливает водку себе и Кариме.
Немного выпив водки, подруги продолжают разговор.
– Зачем тебе деревня? Поехали со мной в город! – говорит Танзиля. – Будем вместе работать, вместе жить.
– Нет, Танзиля, спасибо, – говорит Карима. – Я останусь здесь.
– Заладила, здесь, здесь. Что тебя здесь держит?
– Танзиля, я останусь здесь. Не уговаривай.
Танзиля поняла, что и на эту тему не стоит разговаривать с подругой.
А в это время в дом заходит пьяный Мустафа, который кое-как держится на ногах. Он зашёл на кухню, не снимая обувь. Сел на стул возле холодильника.
– Кто это? – спрашивает пьяный Мустафа у своей жены.
– Подруга, – отвечает Карима.
– Какая подруга? – грубит пьяный Мустафа.
– А тебе какое дело?
– Я хочу знать, что за подруга.
– Танзиля, дочь Хуснутдина.
Танзиля сидит за столом, наблюдая за их разговором.
Танзиля, увидев Мустафу, узнала его, вспомнила прошлое из своей жизни, связанное с этим человеком. Она вспомнила, как подонок по имени Мустафа ночью изнасиловал пятнадцатилетнюю девочку по имени Танзиля. Она вспомнила, как девочка, которой всего пятнадцать лет, плакала, кричала, умоляла Мустафу не делать этого, но этому подонку было наплевать на всё это. Она вспомнила, как пятнадцатилетняя Танзиля сопротивлялась Мустафе, но этот подонок изнасиловал её.
Танзиля вспомнила про свои страдания, связанные с подонком по имени Мустафа. Танзиля, увидев его в доме своей любимой подруги, подумала: «Может быть, убить его здесь». Танзиля подумала и про другое, а именно про то, что, если она его убьёт, то Карима станет вдовой, а этого она не хотела для своей подруги. Но Танзиля готова была разорвать Мустафу на отдельные части за прошлое. Но есть одно но. Этот подонок – муж любимой подруги.
Танзиля не знала, что мужем её любимой подруги является именно тот, кто её изнасиловал, когда ей было пятнадцать лет. Откуда Танзиля могла знать, что именно Мустафа является мужем Каримы? Свадьбы у них не было, застолья не было.
Отмечу, что Танзили в деревне давно не было. Она не знала новости не только про свою подругу, но и про всё, что произошло в деревне за последние десять лет.
– Ну, что, узнал меня, Мустафа? – спрашивает Танзиля, глядя ему в глаза..
Отмечу, что про изнасилование знали только два человека – Танзиля и Мустафа. Танзиля никому не рассказывала про изнасилование. Ни родителям, ни подругам, ни одноклассникам и одноклассницам. Никому.
– А-А-А, Танзиля, – кое-как говорит Мустафа. – Узнал.
– Ну, что, Мустафа, выпьем! – говорит Танзиля.
– Выпьем, – кое-как говорит Мустафа. Он встаёт со стула и падает на пол.
– Ему хватило на улице, – говорит Карима. – И вот так каждый день.
– И нравится тебе такая жизнь? – спрашивает Танзиля, показывая рукой на лежащего на полу Мустафу.
– Помоги мне дотащить его до комнаты, – говорит Карима.
Танзиля помогла подруге дотащить пьяного Мустафу до комнаты, положить его на диван. После этого они пошли на кухню, сели за стол и продолжают пить.
– Подруга, бросай его, – говорит Танзиля. – Зачем тебе такое чудо?
– Я люблю его, – говорит Карима.
– Тебе жить, подруга, Я на твоём месте давно ушла бы от такого.
– Давай, выпьем! Не хочу я про него говорить.
Танзиля, наливая водку себе и подруге, выпив вместе с подругой, говорит:
– Карима, мне надо тебе кое-что сказать.
– Что? – спрашивает Карима.
– Кое-что про Мустафу.
– Опять за старое.
– Да, не про твою жизнь с Мустафой. Про другое.
– Что ты ещё хочешь сказать про Мустафу?
– Про то, что ты не знаешь.
– Ну, и что же я не знаю, подруга?
– Мустафа меня изнасиловал, когда мне было пятнадцать лет.
– Что? – удивлённо спрашивает Карима.
– Мустафа меня изнасиловал.
– Это правда?
– Да.
– Где это было?
– Ночью, возле школы.
– А что ты делала ночью возле школы в пятнадцать лет? – спрашивает Карима.
– Шла домой.
– Подруга, ты не врёшь?
– А разве я врала тебе когда-нибудь?
– Нет, не врала.
– А зачем мне врать тебе сейчас? – спрашивает Танзиля.
– Танзиля, почему ты мне об этом раньше не рассказывала?
– Не хотела, чтобы в деревне кто-то об этом знал.
Танзиля подробно рассказала своей подруге о том, как Мустафа её изнасиловал. О том, как всё это происходило. О том, где и когда всё это произошло. О том, что она кричала, сопротивлялась, звала на помощь, но всё бесполезно. О том, как она плакала несколько дней, переживала. О том, что после изнасилования не находила себе места, не знала, что делать. О том, что хотела повеситься, но передумала.
– Я выпью, – говорит, плачет Танзиля. Карима и Танзиля ещё раз выпили водки.
– А, давай, убьём его, – говорит Карима.
– Как убьём? – удивилась Танзиля, так как не ожидала, что такое предложит Карима. – Он ведь твой муж?
– Но он ведь тебя изнасиловал. Пусть получает по заслугам.
– Карима, ты соображаешь, что ты говоришь?
– Я не пьяна. Я знаю, что говорю.
Танзиля поняла, что спиртные напитки ударили, как говорится, по мозгам Каримы. Она подумала, что надо принять предложение подруги, надо убить Мустафу. Но Танзиля не хочет, чтобы подруга стала вдовой. Танзиля вспомнила слова Каримы о том, что она раньше любила мужа, а сейчас не любит его.
– Ты, подруга, сказала, что раньше любила мужа, а сейчас не любишь, – говорит Танзиля. – Это правда?
– Да, – отвечает Карима.
– Ты не шутила, когда предложила убить Мустафу?
– Нет.
– Тогда я согласна.
Выпив по одной рюмке, подруги продолжают разговор.
– Ну, что, будем убивать Мустафу? – спрашивает Танзиля.
– Да, – отвечает Карима. – Только я не знаю, как это сделать.
– Я тоже, подружка, человека никогда не убивала. Пошли?
Карима молчит. Она поняла, что подруга ждёт окончательного ответа. Она не знает, убивать Мустафу или нет. Карима хочет избавиться от Мустафы, но, с другой стороны, ей жалко мужа.
– А, может, не надо, – говорит Карима.
– Подруга, ты определись, – говорит Танзиля. – То надо, то не надо. Как ты скажешь, так и будет.
– Мне жалко его. Ведь всё-таки муж.
– Который изнасиловал меня.
– Но он мне муж.
Танзиля наливает себе и подруге водку. Карима вспомнила, как пьяный Мустафа часто её избивал. Карима вспомнила постоянные ссоры между ней и Мустафой. Она увлеклась воспоминаниями, что забыла о том, что за столом сидит её подруга.
– Что, подруга, решила? – спрашивает Танзиля.
– Танзиля, мне жалко его, – отвечает Карима.
– Всё понятно, подруга. Значит, убивать не будем.
Карима подумала о том, что Мустафа будет продолжать избивать её, что часто будут ссоры из-за того, что в холодильнике нет водки, что она отказывается идти в магазин за водкой, а пьяный Мустафа будет бить её за это. Карима подумала: «Зачем мне такой муж? Детей у нас нет, любви тоже нет. Я даже не помню, когда в последний раз занималась сексом».
– Я согласна, – говорит Карима.
– Точно? – спрашивает Танзиля.
– Да, точно.
– Дай мне какой-нибудь нож.
– Этот подойдёт? – спрашивает Карима, показывая рукой Танзиле на нож на столе.
– Подойдёт, – отвечает Танзиля, которая берёт в руки нож. – Ну что, пошли?
– Пошли, – говорит Карима.
Карима и Танзиля встают из-за стола и идут в комнату, где спит Мустафа. Они заходят в комнату. Пьяный Мустафа, в одежде, спит на диване. Карима и Танзиля смотрят на него.
– Будем убивать? – тихо спрашивает Танзиля.
– Будем, – тихо отвечает Карима.
Танзиля, у которой в руках нож, подошла к дивану, нанесла три удара ножом в область грудной клетки. Пьяный Мустафа лежит, с его стороны нет никакой реакции. Карима стоит у двери и смотрит на происходящее. Танзиля, у которой в руках окровавленный нож, подходит к Кариме.
– Хочешь? – спрашивает Танзиля у Каримы, показывая ей на окровавленный нож.
– Хочу, – отвечает Карима, которая берёт в руки окровавленный нож.
Карима подходит к дивану. Она смотрит на Мустафу, который весь в крови.
– Я не могу, – тихо говорит Карима.
Танзиля подходит к ней.
– Если не хочешь, не делай, – говорит Танзиля.
– Он умер?
– Да.
Карима подошла к мужу и ножом отрезала сначала правое ухо, потом левое ухо.
– Ну ты даёшь, подруга, – говорит Танзиля. – Я бы не смогла.
– Я ещё что-нибудь отрежу, – говорит Карима.
– Не надо, Карима, достаточно, – говорит Танзиля, которая забирает у подруги нож.
– Что дальше делать будем?
– Утром закопаем во дворе. Пошли, допьём.
Утро. Подруги, которые пили всю ночь, спят в другой комнате на кровати. Мёртвый Мустафа до сих пор лежит на диване. Девять часов утра. Стук в дверь. Никто не отвечает. Сорокалетняя соседка Каримы по имени Майсара заходит в дом.
– Можно,– говорит Майсара.
Никто не отвечает. Майсара, снимая обувь, заходит в кухню. Посмотрев на стол, где несколько пустых бутылок вина и водки, Майсара поняла, что в этом доме гуляли.
Майсара выходит из кухни и заходит в спальню, где на диване лежит мёртвый Мустафа. От страха Майсара выбежала из дома. Она стоит на улице возле дома Каримовых и думает, что же дальше делать. Немного подумав, она решила пойти к участковому милиционеру и рассказать увиденное.
– Куда пойти? – сама себя спрашивает Майсара. – В участковый пункт милиции или домой к участковому?
Дом, где живёт участковый милиционер, находится ближе, чем участковый пункт милиции. Майсара решила пойти домой к участковому милиционеру. Майсара заходит в дом участкового милиционера. Ей повезло, так как милиционер дома. Майсара подробно рассказала участковому милиционеру по имени Риваль всё увиденное. Он поблагодарил Майсару за информацию и сказал, что сейчас придёт на место происшествия. Он Майсаре также сказал, чтобы она ждала его возле дома Каримовых, и велел в дом не заходить. Риваль по домашнему телефону вызвал наряд милиции и скорую помощь, назвал адрес дома, где живут Мустафа и Карима.
Участковый милиционер заходит в дом Каримовых. Майсара стоит возле ворот. В одной спальне он видит Мустафу, который весь в крови. В другой спальне он видит двух спящих женщин: Карима и Танзиля. Он решил их не будить до прихода милицейского наряда.
Прошёл час. В дом Каримовых заходят врач и милиционер, который поздоровался с Ривалем. Врач, осмотрев Мустафу, сказал милиционеру, что он мёртв. Врачи забирают мёртвого Мустафу.
Один из сотрудников милиции разбудил Кариму и Танзилю, которых увезли в город, до которого примерно сто километров.
Продолжение следует.
Васил 0 Нет комментариев
Дом на месте кладбища. Глава третья. И снова хромой старик.
В деревне, где живёт Миргали, проживает пожилой мужчина по имени Арип. Деревянный дом, где живёт Арип, находится недалеко от того места, где когда-то находилось кладбище. Арип немного хромал. Некоторые жители деревни подсмеивались над Арипом, обзывали его «хромым». Если Арипа увидят на улице, в магазине и иных местах, то некоторые жители деревни обычно говорили: «Смотрите, хромой идёт».
Он, как и другие жители деревни, знал историю про хромого старика. Арип любил выпивать. Постоянно пропадал в местах, где собирались деревенские алкоголики.
Весна 1987 года. Днём по деревенской улице бегут школьники разных возрастов, за которыми гонится Арип. У него нож в правой руке. Дети бегут, кричат от страха, кто-то бежит и плачет. Пьяный Арип гонится за детьми и кричит на всю улицу: «Я – хромой старик». Дети добежали до школы. Арип перед школой остановился и кричит на всю улицу: «Я – хромой старик». Арип посмотрел на деревянную школу и пошёл в сторону своего дома. Понятно, что Арип, который немного хромал, не догнал бы детей.
Дети рассказали учителям про то, как Арип гнался за ними. Учителя сказали школьникам, чтобы они не обращали внимания на пьяного Арипа. Арип шёл по деревне и кричал: «Хромой старик – это я».
В деревне никто не обратил внимания на пьяную выходку Арипа. Про пьяную выходку Арипа узнал и Миргали. Он думает: «Может быть, Арип на самом деле тот самый хромой старик, которого иногда видели по ночам. Арип хромает, рост небольшой. Всё совпадает. Если Арип является хромым стариком, почему он решил выдать себя? С какой целью?».
Про Арипа и про его пьяную выходку Миргали решил поговорить с женой и детьми. Они ему сказали, что Арип не может быть хромым стариком. Фируза говорит мужу:
– Он каждый день пьёт, немного не в себе. Арип слабоват на хромого старика.
Рушан говорит отцу:
– Он хочет, чтобы жители нашей деревни считали его хромым стариком.
– Зачем? – спрашивает Миргали.
– Ради славы, папа, – отвечает Рушан.
В деревне пошли разговоры про Арипа. Кто-то считал, что Арип и хромой старик, которого иногда видели ночью на месте бывшего кладбища, одно и то же лицо. Кто-то считал, что Арип и хромой старик – это разные люди. Как говорится, люди разные.
Некоторые собутыльники, которые Арипа считали хромым стариком, перестали с ним пить, так как считали его дьяволом, призраком, нечеловеком. Они ему говорили: «Не подходи к нам. Мы не хотим с тобой связываться».
Собутыльники, которые не верили, что Арип является хромым стариком, смеялись над ним, говорили ему: «Расскажи нам, как часто ты ходишь по ночам возле бывшего кладбища». Арип им говорит:
– Я хромаю? Хромаю. Но я не тот старик, которого люди видели на месте бывшего кладбища. Я не хожу по ночам. Ночью я сплю дома.
– Кто тебя знает, – прикалывается пятидесятилетний собутыльник по имени Рашид. – Может, ты ходишь по ночам возле бывшего кладбища, а нам говоришь, что не ходишь.
– Сколько раз вам можно говорить, не хожу я по ночам возле кладбища, – говорит Арип.
– Тогда зачем ты на всю деревню кричал, что ты – хромой старик? – спрашивает сорокалетний собутыльник Ахат.
– Я был пьяным, ничего не помню, – отвечает Арип.
– Может, ты не помнишь, что ходишь по ночам возле бывшего кладбища, – прикалывается Рашид. – Про школу ты не помнишь, про преследование детей не помнишь. Про то, что себя называл хромым стариком, не помнишь.
– Ты нас должен благодарить, что мы тебя не избили, – говорит Арипу сорокалетний Шаукат.
– За что? – спрашивает Арип.
– Как за что? – возмущается Ахат. – У тебя в руках был нож. Ты гнался за детьми. А если ты кого-нибудь убил бы ножом?
– Где этот нож? – спрашивает Рашид.
– Дома, – отвечает Арип.
– Нож отдашь мне, – говорит Рашид. – Тебе нельзя иметь нож. Опасно.
– Нож мне нужен в хозяйстве.
– Зачем тебе нож? Ты живёшь один. Детей нет. Жены нет.
– Резать что-нибудь.
– Ты ножом мог убить детей, а среди них есть наши дети и внуки, – говорит Шаукат.
– Мужики, я устал вам говорить, что ничего не помню про тот день, – говорит Арип.
– В деревне говорят, что ты хочешь, чтобы тебя считали хромым стариком, – говорит Ахат.
– Что? – удивляется Арип.
– Проблемы со слухом? – спрашивает Рашид.
– Зачем мне это надо? – говорит Арип. – Да, я хромаю, но к бывшему кладбищу я не имею никакого отношения. Я не сошёл с ума, чтобы каждый день по ночам ходить возле бывшего кладбища.
– Как не сошёл? – говорит Рашид. – Нормальный человек не будет бегать по всей деревне с ножом и гнаться за детьми.
– Значит, ты, Рашид, меня считаешь ненормальным?
– Не только я, другие тоже.
Арип и его собутыльники сидели на берегу небольшого озера, пили алкогольные напитки и закусывали хлебом и луком, так как другой закуски у них не было.
На окраине деревни, возле леса, в кирпичном доме жила семья Исмагиловых, состоявшая из родителей и двух детей: двадцатилетняя дочь и восемнадцатилетний сын по имени Асхат.
Асхат, как и другие жители деревни, знал историю про хромого старика. Он относится к той категории деревенских жителей, которые не верили в существование хромого старика. Асхат считал, что людям что-то кажется, мерещится. Когда в семье Исмагиловых разговаривали про хромого старика, Асхат всегда говорил одно и то же: «Никакого хромого старика не существует».
Асхат нигде не работал, нигде не учился. У него детский церебральный паралич. Когда в доме никого не было, Асхат постоянно размышлял о хромом старике. Асхату хотелось славы. Ему обидно, что на него люди не обращают никакого внимания. Ему обидно, что люди его жалеют. Ему обидно, что про него не знает весь мир. Асхату обидно, что в деревне все говорят про хромого старика, а про него в деревне не говорят. В голове Асхата были мысли прославиться за счёт хромого старика. Но он не знает, как это можно осуществить. Асхат постоянно думал о том, как прославиться за счёт хромого старика.
Бывали случаи, когда Асхат размышлял, думал в присутствии родителей и сестры.
– Сынок, о чём ты думаешь? – спрашивает мать Асхата.
– Ни о чём, – отвечает Асхат.
Бывали случаи, когда отец спрашивает:
– Что с тобой, Асхат?
– Ничего, со мной всё в порядке, – отвечает Асхат.
Асхат не хочет, чтобы родители знали про его планы прославиться за счёт хромого старика. Но родители понимали, что с ним что-то не то.
Асхат каждый день задавал себе вопросы: «Что надо сделать, чтобы в деревне все меня считали хромым стариком? Что надо сделать, чтобы в деревне все поверили в существование хромого старика?».
Продолжение следует.
Васил 0 Нет комментариев
Дом на месте кладбища. Глава вторая. Хромой старик.
Прошли тридцатые годы, сороковые годы, пятидесятые годы, шестидесятые годы, семидесятые годы. Наступила эпоха восьмидесятых годов. В 1984 году по деревне пошли разговоры о том, что каждую ночь в промежутке времени от двенадцати до двух часов возле домов, стоящих на месте бывшего кладбища, то появляется, то исчезает, хромой старик. Кто-то из жителей деревни говорит, что видел хромого старика близко от себя, кто-то видел его далеко от себя. Кто-то, согласно деревенским разговорам, видел не хромого старика, а что-то другое, непонятное. Были среди жителей деревни и те, кто не верил в существование ни хромого старика, ни чего-то другого. Конечно, среди жителей, как всегда, есть и те, кому нет никакого дела до хромого старика или иного загадочного существа. Этой категории людей всё равно, существует хромой старик или иное загадочное существо или не существует. Как говорится, люди разные.
В одном из домов, который стоит на месте бывшего кладбища, проживает семья Халиловых, которая состоит из бабушки, отца, матери, сына и двух дочерей. Мужчина по имени Миргали, который является отцом троих детей, больше месяца отсутствовал дома, так как ездил на похороны своей матери в Астраханскую область. Миргали был из числа астраханских татар, а его жена по имени Фируза родом из этой деревни, то есть, является сибирской татаркой.
Миргали, узнав от своих детей, жены и иных людей, что возле его дома по ночам видят хромого старика, решил поговорить со всеми, кто видел это существо. Но Миргали решил, что сначала ему самому надо посмотреть на этого хромого старика, и, если он ночью его не увидит, то только после этого он поговорит со всеми, кто видел это загадочное существо.
– А вы, дети мои, видели этого хромого старика, о котором говорит вся деревня? – спрашивает дома у своих детей Миргали, сидя на диване рядом с ними и женой.
– Нет, папа, не видели, – отвечает за всех сын Миргали по имени Рушан.
– Выходили ночью посмотреть на него?
– Да, выходили, – отвечает Рушан. – Но никого не видели.
– А ты, жена моя, видела хромого старика? – спрашивает у своей жены Миргали.
– Мне что, делать нечего, как на каких-то стариков смотреть, – отвечает Фируза.
Жена Миргали была из тех людей, которые не верят в существование хромого старика и иного загадочного существа. Фируза считает, что этим людям что-то показалось, что-то померещилось, и никакого хромого старика, по её мнению, не существует. Миргали, в отличие от жены, верит во всё, но только в том случае, если это видел своими глазами.
– Сегодня ночью выйду на улицу, посмотрю на этого старика, – сказал всем Миргали.
– Папа, можешь не выходить, – говорят дети, перебивая друг друга.
– Папа, хромого старика не существует, я проверял, – говорит Рушан.
– Сколько раз ты выходил ночью на улицу посмотреть на этого старика? – спрашивает у сына Миргали.
– Два раза.
– Я, сынок, выйду сегодня ночью, – говорит Миргали. – Вдруг увижу хромого старика, вдруг мне повезёт.
– Дело твоё, папа. Можешь выходить, но ты никого не увидишь.
– Спасибо, сынок, что разрешил мне выйти, – шутливо сказал Миргали. После этих слов дети улыбнулись.
– Папа, допустим, тебе повезло, ты увидел хромого старика, – говорит Рушан. – Что дальше будешь делать?
– Хороший вопрос, сынок! Молодец! Но я не знаю, что ответить, – сказал Миргали. – Хотя бы буду знать, что хромой старик существует. Если получится, поговорю с этим существом.
– О чём? – спрашивает отца Рушан.
– О чём? – сам себя спрашивает Миргали. – Не знаю, о чём. Как получится. Но обязательно спрошу, почему он по ночам ходит возле нашего дома.
– Тебе интересно знать, почему какой-то старик по ночам ходит возле твоего дома? – спрашивает Фируза у своего мужа.
– Интересно, не интересно, не в этом дело.
– А в чём? – спрашивает у отца старшая дочь Альфира.
– А в том, дочка, что надо с ним поговорить, – отвечает дочери Миргали. – Надо спросить, почему он по ночам ходит возле нашего дома. Надо сказать ему, чтобы он прекратил ходить возле нашего дома.
– Он, что, тебе мешает? – перебивает Фируза своего мужа.
– А ты не подумала, что он может представлять опасность для нас, для других? – спрашивает Миргали у своей жены.
– Если он представлял бы опасность для кого-то, то в деревне уже что-нибудь случилось бы, – возражает Рушан.
– Может быть, ты прав, сынок, но поговорить с ним надо.
– А если он глухонемой? – спрашивает Альфира.
– Сегодня что у нас, день вопросов, – засмеялся Миргали.
– Ну, а если? – спрашивает Рушан.
– Если он глухонемой, то поговорю с ним на его языке, – отвечает Миргали.
Хочу отметить, что в этой деревне жила парочка глухонемых, с которой жители деревни общались, как могли, с помощью жестов. Общался с ними иногда и Миргали.
Наступает летняя, лунная ночь. Двенадцать часов ночи. Миргали детям, жене, тёще сказал, чтобы они легли спать, что и было сделано. В доме Халиловых темно, все спят, кроме Миргали.
Миргали заходит в сарай, в котором есть одно окно, выходящее на огород. Через некоторое время он увидел из окна, что кто-то медленно идёт вдоль огорода. Из окна сарая не видно, хромает существо или не хромает. Но Миргали увидел, что человек в зимней шапке, хотя на улице лето.
Миргали тихо открывает дверь сарая, чтобы выйти на территорию огорода. Он хочет поближе подойти к существу, которое медленно двигается вдоль огорода, чтобы лучше его разглядеть. Миргали вышел из сарая, но никого нет, никто вдоль огорода не ходит. Он спокойно, неторопливо, аккуратно, прошёлся по всему огороду, надеясь что-нибудь увидеть, но он ничего не увидел. Миргали подумал, что ему, наверно, показалось.
Миргали решил ещё раз зайти в сарай, понаблюдать из окна. Смотрит из окна и опять видит существо в зимней шапке, которое медленно идёт вдоль огорода, но в обратную сторону. Выходит из сарая – никого нет. Миргали сам себя спрашивает: «Что это было?». Миргали пошёл домой, лёг спать.
Утром любопытным детям было интересно узнать, видел ли их отец хромого старика или не видел. Миргали своим детям рассказал, что из окна сарая кого-то видел, а на улице никого не видел. Рушан сказал, что отцу что-то показалось, померещилось. К такому же выводу пришли и его сёстры. Миргали продолжать говорить и жене, и детям, что ему не показалось, что он на самом деле видел кого-то из окна сарая.
– Папа, а ты не думаешь, что мог проходить мимо нашего огорода кто-нибудь из жителей деревни? – спрашивает у отца Рушан.
– Летом, ночью, в зимней шапке? – спрашивает у сына Миргали.
– А почему ты решил, что он был в зимней шапке?
– Я не решил, сынок, я видел, что он был в зимней шапке.
После того, как Миргали увидел кого-то из окна сарая, он решил, что хромой старик существует, так как его видел не только он, но и другие жители деревни. Не может быть такого, чтобы всем это показалось. Именно так думал Миргали.
– Я могу допустить, что может показаться что-нибудь двоим, троим, четверым, но не половине деревни, – говорит деревенскому учителю Миргали, к которому он зашёл в гости.
– Согласен, – говорит деревенский учитель. – Но ты не забывай, Миргали, что в деревне могут быть люди, которые не видели хромого старика, а всем рассказывают, что видели его.
– Ты прав, Тимур, но все лгунами быть не могут.
– В этом ты тоже прав, – говорит Тимур.
– Так, какой же следует вывод?
– Или всем показалось, или все кого-то видели. Как говорится, третьего не дано.
После этих слов Тимура Миргали решил, что надо выяснить, надо установить, показалось что-то людям или они на самом деле видели хромого старика. Ведь и ему могло показаться. Именно так начал думать Миргали, который вначале был уверен, что кого-то он видел в ту ночь из окна сарая. Миргали иногда задавал самому себе вопрос: «Как установить, как выяснить, существует хромой старик на самом деле или людям что-то кажется, что-то мерещится?».
У Миргали есть шурин по имени Рамиль, который после разговора с ним решил помочь ему в установлении истины, связанной с хромым стариком. Он не видел хромого старика, но много слышал про него от жителей деревни. От кого-то он слышал, что хромой старик среднего роста, а кто-то ему говорил, что хромой старик маленького роста. От кого-то Рамиль слышал, что хромой старик среднего телосложения, а кто-то ему рассказывал, что хромой старик является худощавым. Но все говорили про одно и то же: на голове хромого старика шапка. Правда, не все говорили, что на голове хромого старика зимняя шапка.
Рамиль всё, что знал про хромого старика, рассказал мужу своей родной сестры. Миргали принял его помощь. Как говорится, вдвоём веселей! Рамиль верил, что Миргали видел хромого старика, что ему не показалось, хотя Миргали после разговора с Тимуром не вполне был уверен, что видел кого-то в ту ночь.
– Вот увидишь, мы не просто увидим хромого старика, мы с ним ещё и поговорим, – говорит Рамиль мужу родной сестры в своём доме.
– Надеюсь, – говорит Миргали.
– Если всем показалось, значит, у всех проблемы с головой.
– Интересная мысль.
– Да, Миргали, я так думаю. А хромого старика видела половина деревни. У половины деревни не могут быть проблемы с головой. Согласись?
– Если человеку что-то кажется, значит, он не в себе. Я правильно тебя понял, Рамиль?
– Да, правильно. Нормальному человеку ничего не должно казаться. Человек либо видит что-то, либо не видит.
– По твоим словам получается, что в мире много чокнутых.
– Все мы немного чокнутые на голову.
– В этом я с тобой согласен, – говорит Миргали.
С чем-то из того, что сказал Рамиль, Миргали был согласен, с чем-то не был согласен. Как говорится, сколько людей, столько и мнений.
Как-то ночью Миргали увидел старика в комнате, где он спит с женой. Старик, в зимней шапке, маленького роста, худощавый, стоит перед ним возле стены. Старик стоит и молчит. Миргали не может понять, это сон или он на самом деле видит старика.
– Ты кто? – спрашивает он у старика в темноте. Старик молчит.
– Ты кто? – ещё раз спрашивает Миргали у старика. Старик опять молчит.
После второго вопроса проснулась Фируза, которая спрашивает лежащего рядом мужа: «Ты с кем разговариваешь?». Фируза видит, что муж лежит, глаза закрыты. Ответа на вопрос не последовало. Фируза подумала, что ей, наверно, что-то послышалось, хотя была уверена, что слышала голос мужа.
Утром за обеденным столом, за которым детей не было, Фируза спрашивает мужа:
– Ты ночью с кем-нибудь разговаривал?
– Я видел старика, у которого хотел узнать, кто он, – отвечает Миргали.
– Я тебя ночью спросила, с кем же ты разговариваешь, – говорит Фируза. – Но ты ничего не ответил.
– Я не слышал, что ты меня о чём-то спрашивала.
– Но ты разговаривал?
– Да. Но не могу понять, это сон или я на самом деле видел хромого старика.
– Значит, мне не показалось, – говорит Фируза. – А то я подумала, что мне показалось, что ты разговариваешь. А почему ты решил, что это хромой старик?
– Я видел шапку на его голове.
– Когда я проснулась, у тебя глаза были закрыты.
– Значит, это был сон. Значит, я разговаривал с кем-то во сне.
После услышанного от жены Миргали сделал вывод, что старика маленького роста, у которого на голове зимняя шапка, он видел во сне. Миргали успокоился, так как до этого разговора он не понимал, это сон или он на самом деле видел старика.
Примерно через полгода, весной, на том месте, где некоторые деревенские жители по ночам видели хромого старика, ночью произошла автомобильная катастрофа, в результате которой погибли оба водителя. По деревне пошли разговоры о том, что в тот момент, когда произошла автомобильная катастрофа, на месте происшествия видели хромого старика.
Автомобильную катастрофу жители деревни начали связывать с появлением хромого старика на месте дорожно-транспортного происшествия. Чего только не рассказывали друг другу жители деревни про автомобильную катастрофу и хромого старика. И про то, что водители, увидев хромого старика, потеряли бдительность, которая привела к автомобильной катастрофе. И про то, что автомобильная катастрофа была специально подстроена хромым стариком. И про то, что по ночам нельзя ездить по этому месту. Есть и другие рассказы про автомобильную катастрофу и хромого старика, которые Миргали услышал от жителей деревни. Рассказов этих много. Про всё не расскажешь.
Миргали узнал, что прабабушки и прадедушки водителей до переноса кладбища на другое место лежали здесь. Да, именно на том месте, где когда-то находилось бывшее кладбище.
После этого дорожно-транспортного происшествия все водители, которые знали хоть что-то про хромого старика, не ездили по этой дороге, обходили это место, как говорится, стороной.
Продолжение следует.
Васил 0 Нет комментариев
Косоглазие. Глава вторая. Самоубийство.
Как Вы знаете, Уважаемый читатель, Руслан учится в военном училище. В 1995 году ему исполнилось восемнадцать лет. Руслан с нетерпением ждал наступления августа, так как в этом месяце у него летний каникулярный отпуск продолжительностью тридцать календарных дней.
Прошёл август 1995 года. Руслан на втором курсе. Наступил октябрь 1995 года. Врача, благодаря которому Руслан поступил в военное училище, поймали на взятке. Про эту новость узнал Рамиль, который поехал в деревню к Камилю, чтобы рассказать брату про врача и про взятку.
Рамиль в доме брата. Он рассказал Камилю про врача и про взятку. Братья сидят в зале на диване.
– Что же будет с Русланом? – спрашивает Камиль у брата.
– Не знаю, брат, – отвечает Рамиль. – Если менты узнают про косоглазие племянника, то думаю, что могут отчислить Руслана.
Камиль ходит по залу, переживает за судьбу сына.
– Не переживай, Камиль, – успокаивает брата Рамиль. – Будем надеяться, что всё будет хорошо.
– Как не переживать, – говорит Камиль. – Ты же сказал, что могут отчислить, если узнают про косоглазие.
– Могут. А если не узнают?
– Хорошо бы.
– Рауфе пока ничего не говори. Может, всё обойдётся.
– Ты прав, брат. Ей я ничего не буду рассказывать. А то будет плакать, переживать за сына. Рамиль, ты держи меня в курсе.
– Хорошо, брат.
Наступил 1996 год. Следствие по делу врача продолжалось. Прошёл январь. Закончился зимний каникулярный отпуск Руслана.
Врач, который помог Руслану стать курсантом военного училища, признался, что помог ему поступить в военное училище за пять бутылок водки.
– Кто Вам дал пять бутылок водки? – спрашивает следователь.
– Знакомый по имени Рамиль, – отвечает врач.
– Фамилия Вашего знакомого?
– Мирасов.
– Где живёт Мирасов Рамиль?
– В Таре.
– Домашний адрес знаете?
– Нет, не знаю.
– Место работы?
– Адрес и название организации я не знаю, но знаю, кем он работает.
– Кем?
– Водителем.
– Кем приходится Мирасов Рамиль курсанту Мирасову?
– Рамиль сказал, что Руслан ему приходится племянником.
– Родителей курсанта Мирасова знаете?
– Нет, не знаю.
– Курсант Мирасов знает про пять бутылок водки?
– Нет, не знает.
Допрашивали и Руслана. Курсант Мирасов сказал, что про пять бутылок водки он ничего не знает. У Руслана спрашивали, знал ли он врача до поступления в военное училище. Руслан сказал, что врача до поступления в военное училище он не знал.
– Кем тебе приходится Мирасов Рамиль? – спрашивает следователь.
– Дядя, – отвечает Руслан.
– Родной брат отца?
– Да.
– Где живёт дядя?
– В Таре.
– Домашний адрес дяди знаешь?
– Нет, не знаю. Я в Таре бывал редко.
– Показать дом, где он живёт, сможешь?
– Я не помню, где он живёт. Я в Таре давно не был.
Рамиль, который знал, где в Омске живёт семья врача, поехал на своём автомобиле в областной центр, чтобы узнать про врача у его жены. Он в доме врача. В зале сидят на диване Рамиль и жена врача, русская по национальности.
– Мужа видели? – спрашивает Рамиль.
– Нет, не видела, – говорит жена врача. – Не разрешили поговорить с ним.
– Как случилось, что его поймали на взятке?
– Не знаю, Рамиль, – плачет жена врача.
– Наверно, кто-то стуканул.
– Наверно, – продолжает плакать жена врача.
– Отрезать бы язык тому, кто стуканул на Вашего мужа.
– Говорила ему, не надо заниматься тёмными делами. А он меня не слушался.
Рамиль в этот день побывал и в военном училище. Видел Руслана. Они разговаривали на контрольно-пропускном пункте военного училища. Разговаривали тихо. Руслан рассказал своему дяде про то, что его недавно допрашивал следователь.
– Значит, твоего отца и меня тоже будут допрашивать, – говорит Рамиль.
Рамиль попрощался с племянником и поехал в деревню, где живёт Камиль. В пути Рамиль рассуждал: «Если врач сказал следователю про пять бутылок водки, что я должен говорить, если меня вызовут на допрос? Про пять бутылок водки или про ящик водки? Следователь у Руслана спросил только про меня. Про брата ничего не спрашивал. Наверно, врач говорил следователю только про меня. Если я следователю скажу про ящик водки, а врач сказал ему про пять бутылок водки, то получится противоречие. Чтобы этого не было, я скажу следователю так, как сказал ему врач. А если я скажу следователю, что никаких пять бутылок врачу не давал? Кому поверит следователь? Мне или врачу? Наверно, врачу. Следователь в любом случае спросил у врача, как он пропустил человека с косоглазием. Значит, придётся сказать про пять бутылок водки».
В пути Рамиль рассуждал долго. Рамиль пришёл к выводу, суть которого заключается в следующем: он следователю скажет так, как сказал ему врач.
Вечером Рамиль приехал к Камилю. Братья и Рауфа разговаривали на кухне. Рамиль подробно рассказал брату и его жене о допросе Руслана и про то, что ему известно про допрос врача. Рассказал Рамиль и про разговор с женой врача.
– Ты думаешь, что меня и Рауфу следователь не будет допрашивать? – спрашивает Камиль у брата.
– Думаю, да, – отвечает Рамиль. – Ведь врач следователю про вас ничего не сказал. Он, как я понял, сказал ему, что пять бутылок водки дал я.
– Следователь спрашивал у врача, чьи пять бутылок водки? – спрашивает Рауфа у Рамиля.
– Не знаю, – отвечает Рамиль. – Если следователь у меня спросит про происхождение пяти бутылок водки, то я ему отвечу, что водка моя. Не переживайте, родственники, про вас я ничего не скажу.
– Что же теперь будет с Русланом? – спрашивает, плачет Рауфа.
– Не знаю, наверно, отчислят, – отвечает Рамиль. – Врач до поступления Руслана в военное училище говорил мне, что с косоглазием в училище не берут.
– Хоть бы не отчислили, – плачет Рауфа.
– Будем надеяться, что этого не произойдёт, – успокаивает жену Камиль.
– Родственники, если вас вызовут на допрос, скажете, что поступлением вашего сына в училище занимался я, – говорит Рамиль. – Пять бутылок водки врачу дал я, а не вы. Вам понятно?
– Тебе за это ничего не будет? – спрашивает Камиль у брата.
– Думаю, нет, – отвечает Рамиль. – В Таре два года тому назад на взятке поймали одного чиновника. Его посадили, а тех, кто давал ему взятку, не посадили.
– Если следователь спросит, знали ли мы про пять бутылок водки, что ты ему ответишь? – спрашивает Камиль у брата.
– Если скажу, что вы про это не знаете, следователь мне не поверит, – отвечает Рамиль. – Скажу, что про водку я вам рассказал после поступления племянника в училище.
– Думаешь, следователь поверит?
– Поверит. Вам за то, что я вам рассказал про водку, точно ничего не будет.
– Точно ничего не будет? – спрашивает Рауфа.
– Точно, – отвечает, улыбается Рамиль.
Разговор между братьями и Рауфой закончился тем, что пять бутылок водки врачу давал Рамиль, что поступлением Руслана в военное училище занимался брат Камиля.
В феврале 1996 года на допрос в Омск вызвали Рамиля. Рамиль сказал следователю, что пять бутылок водки врачу давал он. Следователь подробно допрашивал Рамиля об обстоятельствах передачи пяти бутылок водки врачу. Рамиль отвечал спокойно, так как был уверен, что за передачу взятки его к уголовной ответственности не привлекут.
– Родители курсанта Мирасова знают про пять бутылок водки? – спрашивает следователь у Рамиля.
– Я им рассказал про это после поступления племянника в военное училище, – отвечает Рамиль.
В начале марта 1996 года Руслан был отчислен из военного училища по состоянию здоровья. Он вернулся в родную деревню.
Руслан в своей комнате лежит на кровати, плачет. Возле кровати стоят родители Руслана.
– Сынок, не плачь, – успокаивает Руслана отец. – Всё будет хорошо.
Но Руслану не было никакого дела до того, что говорят ему родители. Он вспоминал военное училище, друзей-курсантов, командиров. Родители, поняв, что Руслан не обращает никакого внимания на то, что они говорят, выходят из комнаты сына. Руслан вспоминал, как допрашивал его следователь. Он проклинал всех, и следователя, который его допрашивал, и врачей, которые проверяли его зрение, и врача, который помог ему поступить в военное училище.
Про отчисление Руслана из военного училища узнал и Рамиль. Он переживал за судьбу племянника. В пятницу вечером после окончания рабочей недели он решил поехать на своём автомобиле в деревню к своему брату и племяннику. Камиль сказал брату, что Руслан не выходит из комнаты, лежит на кровати, ни с кем не разговаривает. Братья и Рауфа думали, что же им делать с Русланом.
Рамиль решил попытаться поговорить с племянником. Он заходит в комнату Руслана.
– Можно, – говорит Рамиль.
Молчание. Руслан лежит на кровати. Ему нет никакого дела ни до родителей, ни до дяди. Ему всё равно, что они говорят.
– Это я, дядя Рамиль, – говорит Рамиль.
Молчание.
– Можно с тобой поговорить? – спрашивает Рамиль у племянника.
Опять молчание.
Рамиль выходит из комнаты Руслана. Заходит в зал.
– Надо что-то делать с Русланом, – говорит Рамиль и садится на диван.
– Что? – спрашивает Камиль, который сидит на диване. – Я не знаю, что делать.
– Надо подумать.
Братья молчат. Рауфа на кухне.
– Я в Таре попытаюсь устроить его на работу в милицию, – говорит Рамиль.
– Кто его с косоглазием возьмёт в милицию? – говорит Камиль.
– Может, в охрану?
– Он хочет быть только милиционером.
– С военным училищем не получилось. Будем искать работу в милиции.
Братья долго разговаривали про Руслана. Разговор между ними закончился тем, что братья решили попытаться устроить Руслана на службу в милицию.
Рамиль в Таре разговаривал и со знакомыми, и с соседями, и с коллегами по работе, и с некоторыми сотрудниками милиции, но всё напрасно. Никто не хочет помочь человеку, у которого косоглазие. Никто не хочет связываться с человеком, у которого косоглазие.
В один из летних дней 1996 года Руслан покинул деревню. Он решил поехать в Омск, но у него нет денег, чтобы добраться до областного центра. Идёт пешком по дороге. Остановилась грузовая машина. Человек пятидесятилетнего возраста выходит из машины и спрашивает:
– Тебе куда, сынок?
– В Омск, – отвечает Руслан.
– Садись, я еду в Омск, – говорит водитель грузового автомобиля.
– У меня денег нет.
– Татарин?
– Да.
– Я тоже татарин. Татарин татарину должен помогать. Не нужны мне твои деньги. Садись.
Руслан садится в машину. Он благодаря пятидесятилетнему человеку добрался до Омска. Руслан на окраине областного центра.
Продолжение следует.
Васил +2 Нет комментариев
Косоглазие. Глава первая. Детство.
В одном из роддомов Омска летом 1977 года родился мальчик. Мать ребёнка – двадцатилетняя сибирская татарка по имени Рауфа, отец ребёнка – тридцатилетний сибирский татарин по имени Камиль. Радостные, счастливые родители, забрав ребёнка из роддома, приехали в родную деревню, которая находится примерно в ста километрах от Омска.
Проходит время. Мальчику, чьё имя – Руслан, исполнилось пять лет. Лето 1982 года. Вечером отец Руслана, который вернулся домой с работы, решил заняться чем-нибудь во дворе. Он подметает двор. Руслан бегает возле отца.
– Сынок, не мешай мне работать, – говорит Камиль.
Но Руслан не слышит отца. Он продолжает бегать возле Камиля. Руслан счастлив от того, что отец вернулся домой с работы.
Камиль, немного поработав, решил отдохнуть. Он сидит на скамейке. Рядом Руслан.
– Посмотри на меня сынок, – говорит Камиль.
Руслан смотрит на отца. Камиль заметил, что у сына косоглазие. Пять лет Камиль не знал, не замечал, что у Руслана косоглазие.
Во дворе появилась Рауфа. Руслан бегает по двору. Рауфа подходит к мужу, который до сих пор сидит на скамейке и смотрит, как Руслан бегает по двору, играет с кошкой. Рауфа садится на скамейку.
– Ты знаешь, что у Руслана косоглазие? – спрашивает Камиль у жены.
– Какое косоглазие? – спрашивает Рауфа.
– Левый глаз отклонён в сторону.
– Правда?
– Да. Я только что заметил.
– Руслан, подойди ко мне, – говорит Рауфа сыну.
Руслан подходит к матери.
– Что, мамочка? – спрашивает Руслан.
– Посмотри на меня, – говорит Рауфа Руслану.
Внимательно посмотрев в глаза сыну, Рауфа отпускает Руслана.
– Да, ты прав, у него косоглазие, – говорит Рауфа мужу.
– Надо что-то делать, – говорит Камиль.
– Что? – спрашивает Рауфа.
– Съездить в Омск, показать Руслана окулисту.
– Когда? Ты работаешь, я работаю.
– В субботу. У тебя выходной, у меня выходной. Можно съездить.
– А если у окулиста тоже выходной?
– Значит, не судьба. Но показать окулисту надо. Если окажется, что окулист в субботу не работает, я отпрошусь в какой-нибудь рабочий день и съезжу в Омск с ребёнком без тебя.
– Думаешь, отпустят?
– Отпустят. Куда они денутся.
– Не лучше ли отпроситься и съездить с ребёнком в рабочий день, чтобы не тратить время на субботу?
– Да, ты права. Так и сделаем.
Камиль, который работает в деревне электриком, во вторник отпросился с работы и на автобусе, который едет до областного центра, вместе с сыном уехал в Омск, чтобы показать Руслана офтальмологу. Побывав у офтальмолога, вечером этого дня Камиль и Руслан вернулись в деревню.
– Что сказал врач? – спрашивает Рауфа у своего мужа, который сидит в зале на диване рядом с женой и смотрит что-то по телевизору.
– Сказал, что надо купить очки, – отвечает Камиль.
– Купил?
– Купил.
– Что ещё сказал врач?
– Сказал, что правый глаз надо закрыть. Руслан должен смотреть только левым глазом.
– Будет ли польза от этого нашему сыну?
– Окулист сказал, что будет.
– Как ты заставишь Руслана носить очки?
– Поговорю с ним.
Родители Руслана думали, как уговорить сына носить очки. Они по поводу этого посоветовались со своими родственниками, знакомыми, но всё напрасно. Одноклассница Рауфы посоветовала надеть очки на Руслана, когда он спит.
Вечер. Камиль и Рауфа в доме. Сидят на диване, смотрят что-то по телевизору. Руслан играет во дворе.
– То, что предложила твоя одноклассница, ерунда, – говорит Камиль. – Это не поможет.
– Почему ты так считаешь? – спрашивает Рауфа.
– Ночью Руслан спит, – отвечает Камиль. – Какая польза, если он спит? Когда человек спит, он не смотрит глазами.
– Ты прав. Я про это не подумала. А что ты предлагаешь?
– Пока не знаю. Но что-то надо придумать.
Суббота. Выходной день. Камиль сказал своему сыну, что купил для него игрушку. Камиль рассказал Руслану про очки. Отец рассказал своему сыну, как правильно пользоваться этой игрушкой.
– Плохая игрушка, я ничего не вижу, – говорит Руслан во дворе, отдавая очки отцу.
– Сынок, это хорошая игрушка, – говорит Камиль.
– Не нужны мне твои очки.
Родители Руслана поняли, что их сынок не будет носить очки. Они не знают, что им делать с Русланом, как заставить его пользоваться очками.
Время летит. Руслану исполнилось двенадцать лет. Руслан понял, что надо носить очки. Он начал ходить в школу в очках. Над ним его одноклассники и одноклассницы, старшеклассники смеялись, называли его «ботаником, одноглазым, очкастым, очкариком, слепым». Как увидят Руслана в школе, старшеклассники и одноклассники начинают говорить: «Смотрите, очкарик идёт». Кто-то смеётся и говорит: «Одноглазый, дай поносить очки».
В школе, где учился Руслан, не было ни одного пионера, ни одного комсомольца, ни одного учителя, который носил бы очки. Очки носил только Руслан.
Зима. Январские каникулы. Родители и Руслан в доме смотрят советский фильм по телевизору.
– Я не буду носить очки, – говорит Руслан.
– Почему? – спрашивает Камиль.
– Надо мной все смеются, обзывают меня, – отвечает Руслан отцу.
– Ты не обращай внимания, – советует Рауфа сыну. – Пусть смеются, пусть обзывают, а ты не обращай внимания.
– Мама правильно говорит, – поддерживает жену Камиль. – Ты же мужчина, не обращай внимания.
– Я буду носить очки только дома, в школе не буду, – говорит Руслан.
После разговора с Русланом родители поняли, что бесполезно уговаривать сына носить очки в школе. Они согласились на предложение сына носить очки только дома.
1994 год. Последний год учёбы Руслана в школе. Весна. Руслан ещё в пятом классе всем говорил, что, когда повзрослеет, он будет, как и его дедушка, милиционером.
Вечер. Руслан пришёл домой. Заходит в свою комнату.
– Можно к тебе, – говорит и заходит в комнату сына Камиль.
– Можно, – говорит Руслан, который лежит на кровати.
– Сынок, мне надо с тобой поговорить, – говорит Камиль, который сидит на кровати возле ног сына.
– О чём?
– О твоём будущем. Я знаю, что ты, сынок, хочешь стать милиционером.
– Да, это правда.
– Сынок, я узнавал. Тебя в милицию из-за косоглазия не возьмут.
– Что же делать, отец?
– Жаль, что твоего дедушки нет в живых. Он помог бы тебе устроиться на службу в милицию.
– Я правильно понял тебя, отец? На милиции надо ставить крест?
– Да, сынок. Насчёт милиции я тебе не смогу помочь.
Камиль видит, как упало настроение сына.
– Сынок, я тебя могу устроить в военное училище, – говорит Камиль. – Там врачом работает хороший знакомый твоего дяди.
– Какого дяди? – спрашивает Руслан.
– Дяди Рамиля.
– Отец, я не хочу быть военным. Я хочу быть милиционером.
– Ты же понял, сынок, что милиционером ты не сможешь быть.
– Тогда поступлю в институт.
– В какой?
– Не знаю. Но военным быть я не хочу.
– Сынок, можно сделать так. Ты поступишь в военное училище. Получишь офицерское звание. Потом как-нибудь уволишься и устроишься на службу в милицию.
– А разве так можно?
– Можно, сынок. В милиции много бывших военных.
– А если меня из-за косоглазия не возьмут в милицию?
– Думаю, возьмут. У тебя к тому времени будет офицерское звание.
– Я согласен, отец.
– Тогда я съезжу в Тару к Рамилю и поговорю с ним.
– Хорошо, отец.
После разговора с сыном Камиль съездил в Тару, встретился со своим родным братом и поговорил с ним по поводу поступления Руслана в военное училище. Рамиль сказал Камилю, что поговорит со своим знакомым врачом.
Июнь 1994 года. Рамиль приехал в гости к Камилю. Они помылись в бане и решили немного выпить. Братья и Рауфа сидят за столом на кухне, пьют водку и закусывают.
– Рамиль, почему приехал без жены? – спрашивает Рауфа.
– Она болеет, – отвечает Рамиль.
– Что случилось?
– Ничего страшного. Температура.
– Приехал бы с ней, погуляли бы, температура бы прошла, – говорит Камиль.
После этих слов Рауфа и Рамиль засмеялись.
– Ну что, поможешь Руслану с военным училищем? – спрашивает Рауфа у Рамиля.
– Да, поможет, мы обо всём поговорили в бане, – отвечает за брата Камиль.
– Это точно, Рамиль? – спрашивает Рауфа.
– Да, точно, – отвечает Рамиль. – Знакомый врач сказал, что поможет. Только надо его отблагодарить.
– Сколько? – спрашивает Камиль.
– Он любит выпить, – говорит Рамиль. – Ящик водки можешь сделать?
– Сделаем, – говорит Рауфа.
– Тогда считайте, что племянник поступил в военное училище, – говорит Рамиль.
– Ящик водки когда отдать врачу? – спрашивает радостная Рауфа.
– Чем быстрей, тем лучше, – отвечает Рамиль.
– Мы можем отдать прямо сейчас, – говорит Камиль.
– Прямо сейчас? – спрашивает Рамиль.
– Да, прямо сейчас, – отвечает Рауфа. – Мы копим водку на свадьбу сына.
– Много накопили? – спрашивает Рамиль.
– На тебя хватит, – отвечает Камиль.
Все засмеялись.
Они разговаривали долго. Рамиль подробно объяснял родителям Руслана, когда и какие документы надо сдавать для поступления в военное училище, когда и куда принести ящик водки для военного врача.
Врач, благодаря которому Руслан поступит в военное училище, живёт в Омске. Братья на отечественном автомобиле Рамиля в конце июня съездили в Омск, встретились с военным врачом и отдали ему ящик водки. Врач сказал братьям, что всё будет в порядке.
После окончания школы братья и Руслан на автомобиле Рамиля поехали в Омск. Камиль и Рамиль всё сделали так, как им сказал военный врач. Братья вернулись домой, а Руслан остался в Омске. После сдачи вступительных экзаменов он станет курсантом военного училища.
Братья в доме Камиля, сидят за столом на кухне. Пьют водку и закусывают.
– Ты уверен, что всё будет в порядке? – спрашивает Камиль у брата. – Врач нас не подведёт?
– Уверен, брат, не подведёт, – отвечает Рамиль. – Я его хорошо знаю. Я за него ручаюсь. Всё сделает, как положено.
– Слава Аллаху, я спокоен.
– Не переживай, брат. Всё будет хорошо. Руслан станет курсантом.
Наступил август 1994 года. Рамиль приехал в гости к Камилю. Братья и Рауфа сидят на кухне, пьют водку и закусывают.
– Могу обрадовать, Руслан поступил в военное училище, – говорит Рамиль.
– Слава Аллаху! – говорит радостный Камиль. – За это надо выпить!
Выпив немного водки, братья и Рауфа продолжают разговор.
– Ты ездил в Омск? – спрашивает Камиль у брата.
– Да, по делам, – отвечает Рамиль. – Видел врача. Он мне сказал, что с Русланом всё в порядке.
– Сыночка не видел? – спрашивает Рауфа у Рамиля.
– Нет, Руслана не видел, – отвечает Рамиль.
– Как он там, – переживает за сына Рауфа.
– Не переживай, Рауфа, – говорит Рамиль. – Мой племянник умный, с головой. Всё будет хорошо. Родственники, я у вас хочу спросить.
– Спрашивай, – говорит Камиль.
– Вы же говорили, что Руслан хочет стать милиционером, – говорит Рамиль. – А поступил он в военное училище. Племянник передумал стать милиционером?
– Нет, не передумал, – говорит брату Камиль. – Ты же знаешь, что у Руслана косоглазие. Я узнал по своим каналам, что его с косоглазием в милицию не возьмут.
– С кем ты разговаривал по поводу Руслана?
– С участковым. Он учился когда-то в школе милиции.
– В Омске?
– Да, в Омске.
– И что сказал участковый?
– Сказал, что с косоглазием в школу милиции не берут. Я у него спросил, сможет ли он помочь моему сыну. Он сказал, что не сможет помочь.
– У тебя, брат, в школе милиции есть знакомые?
– Нет, никого я не знаю.
– Что ж ты раньше мне не сказал про школу милиции? Я поговорил бы с врачом из военного училища. Может, он кого-нибудь знает в школе милиции.
– Не знаю. Не подумал. Теперь поздно. Я и Руслан решили, что он получит офицерское звание. Немного прослужив в армии, попытается устроиться на службу в милицию.
Руслан поступил в военное училище! Руслан – курсант военного училища! После прохождения курса молодого бойца он принял присягу. Родители Руслана съездили в Омск, чтобы посмотреть, как их сын принимает присягу. Рауфа смотрела на сына и плакала от радости. На этом счастливом моменте я завершаю первую главу.
Васил +3 Нет комментариев
Вирус бродит по нашей земле
Вирус бродит по нашей земле,
Убивает людей он везде.
Человек! Ты вакцину прими!
Ведь она помогает! Пойми!

Человек! Нам вакцина не враг!
Ты пойми, что вакцина – наш друг!
В городах, в деревнях и в горах,
Убивает всех вирус вокруг.

Ты вакциной спасёшь и себя!
Ты вакциной спасёшь и других!
Ты вакциной спасёшь и меня!
Ты вакциной спасёшь и родных!

Ты в больницу сходи, человек!
И прививку поставь у врача!
Будешь жить очень долго, весь век!
От заразы спасёшь ты себя!

Человек! Всяким сплетням не верь!
Ты прививку поставь у врача!
Ведь вакцина – наш друг! Ты поверь!
От ковида спасает она!

Ты прививку поставь! Не робей!
Ты спасёшь и себя, и других!
И «большое спасибо» ты ей
Скажешь завтра за всех, за родных!
До минуты я помню все дни
До минуты я помню все дни,
Как ходил я с тобой по Москве.
Не забуду я ночи любви
И прогулки с тобой при Луне!

Наши дни никому не отнять!
Наши дни – это радость любви!
Я надеюсь на встречу опять!
Как вернуть мне те ночи и дни?

Наши дни – они только твои!
Наши дни – они только мои!
Наши дни – это память любви!
Как ещё раз попасть мне в те дни?

Наши дни – это только моё!
Наши дни – это только твоё!
Наши дни – это то, что прошло!
Наши дни – это было давно!

Наши дни – это память моя!
Эти дни не забыть никогда!
Я когда-то любил лишь тебя!
Мне б вернуться в те дни навсегда!
Васил +1 Нет комментариев
Адольф Гитлер – не мой ты кумир
Адольф Гитлер – не мой ты кумир,
Проклинаю тебя навсегда.
На земле все хотят только мир!
На земле не нужна всем война!

Припев:
Адольф Гитлер, убил бы тебя!
За всё зло, что принёс ты всему!
Проклинает тебя вся Земля!
Проклинаю тебя, как могу!

Адольф Гитлер – убийца людей,
Адольф Гитлер – убийца детей.
Он – убийца и жён, и мужей,
Он – подонок, подлец и злодей.

Припев:
Адольф Гитлер, убил бы тебя!
За всё зло, что принёс ты всему!
Проклинает тебя вся Земля!
Проклинаю тебя, как могу!

Адольф Гитлер напал на страну,
Он принёс всему миру беду.
Он – убийца евреев, парней,
Он – убийца отцов, матерей.

Припев:
Адольф Гитлер, убил бы тебя!
За всё зло, что принёс ты всему!
Проклинает тебя вся Земля!
Проклинаю тебя, как могу!

Много женщин ты сделал вдовой,
Не вернулись они в дом родной.
Ненавижу тебя, как могу!
Проклинаю на каждом шагу!

Припев:
Адольф Гитлер, убил бы тебя!
За всё зло, что принёс ты всему!
Проклинает тебя вся Земля!
Проклинаю тебя, как могу!

Сколько горя принёс ты всему,
Задушил бы тебя, как могу.
Ты – убийца невинных людей,
Ты сиротами сделал детей.

Припев:
Адольф Гитлер, убил бы тебя!
За всё зло, что принёс ты всему!
Проклинает тебя вся Земля!
Проклинаю тебя, как могу!

Нет фашизму всегда и везде!
Нет фашизму на нашей земле!
Без фашизма ведь всем хорошо!
Нам не нужен ни Гитлер, ни зло!

Припев:
Адольф Гитлер, убил бы тебя!
За всё зло, что принёс ты всему!
Проклинает тебя вся Земля!
Проклинаю тебя, как могу!
Васил +1 Нет комментариев
Три брата. Глава первая. Фархад.
В одной из сибирско-татарских деревень, расположенных на юге Тюменской области, в кирпичном доме проживает семья Фахрутдиновых, которая состоит из мужа, жены и троих сыновей. Так сложилось, что в этой семье нет дочерей. Одни сыновья. Хайдар, отец троих сыновей, которому больше пятидесяти лет, думал, что третьим ребёнком будет дочь, но родился сын. Ничего не поделаешь, такова жизнь. Кому-то, как говорят, бог даёт сыновей, а кому-то даёт дочерей. Фархад, старший сын, родился в 1966 году. Идрис, средний сын, родился в 1969 году. Рим, младший сын, родился в 1971 году. Годы летят, братья растут.
Фархад, как и его родные братья, является метисом, так как его отец относится к казанским татарам, а мать является сибирской татаркой. Фархад является копией отца. По его виду не скажешь, что он является казанским татарином, так как определённая часть казанских татар, которые являются представителями европеоидной расы, похожа на русских. Фархад, как и его отец, тоже от русских ничем не отличается. Но одно отличие Фархада и его отца от русских существует. Фархад, как и его отец, в отличие от русских, владеет не только русским языком, но и казанско-татарским.
Наступил 1983 год. В этой деревне, в трёх домах, живут русские семьи. В одном из этих домов живёт семья Вагановых. Отношение к русским со стороны сибирских татар нормальное. Как говорится, никто их не обижал. К Вагановым приехала в гости из русской деревни, находящейся на территории соседней Свердловской области, шестнадцатилетняя девочка по имени Варвара.
Фархаду семнадцать лет. Он окончил школу, но не знает, куда поступить учиться. Наступила суббота. Именно по субботам в этой деревне бывают дискотеки, которые местные жители называют танцами. Одиннадцать часов ночи. Именно в это время открывается дом культуры, который в этой деревне называют клубом. Именно в одиннадцать часов начинается дискотека, которая закончится в два часа ночи. Фархад начал ходить на танцы в пятнадцать лет. В шестнадцать лет он начал употреблять спиртные напитки, но употреблял их только по субботам, перед танцами, как говорится, для храбрости. В эту субботу он тоже немного выпил.
Фархад со своими друзьями заходит в клуб. Людей много. Как говорится, негде пройти. Фархад и его друзья стоят возле дверей клуба. Шум, гремит музыка. Кто-то танцует, а кто-то сидит на стуле и смотрит на тех, кто танцует. Не слышно, о чём люди говорят.
– Фархад, посмотри, какая симпатичная незнакомка в клубе, – говорит Таир, показывая рукой на Варвару. Да, на ту шестнадцатилетнюю Варвару, которая приехала в гости к Вагановым.
– Да, симпатичная краля, – говорит Фархад. Хочу отметить, что Фархад относится к категории шустрых парней.
– Что, будем знакомиться? – спрашивает второй друг Фархада по имени Винарис.
– Успеется, девчонок много, – отвечает Фархад.
–Это точно, – говорит Таир.
– Что делать-то будем, Фархад? – спрашивает третий друг по имени Ильяс.
– А что посоветуешь? – спрашивает Фархад.
– У меня есть водка, предлагаю опустошить, – отвечает Ильяс.
– С собой? – спрашивает Таир.
– В сарае.
– Иди в сарай и неси водку, – говорит Фархад.
Ильяс стоит.
– Что стоишь, иди, – говорит Фархад.
– Винарис, пошли со мной, – предлагает Ильяс.
– Нет, иди один, – говорит Винарис. – Я на девчонок посмотрю.
Ильяс уходит за водкой.
Звучит медленная музыка. Фархад подходит к Варваре и приглашает её на медленный танец. Друзья смотрят, как Фархад танцует с Варварой. Ильяс заходит в клуб и своим друзьям, кроме Фархада, дал понять, что принёс самогон. Фархад и Варвара продолжают танцевать.
Друзья выходят из клуба на улицу. Возле клуба несколько скамеек, на одну из которых садятся Ильяс, Таир и Винарис.
– Стакан принёс? – спрашивает Винарис.
– Нет, я домой не заходил, – отвечает Ильяс, который в правой руке держит бутылку самогона.
– А как водку будем пить? – спрашивает Таир.
– С горла.
– Как алкаши? – спрашивает Винарис.
Из клуба выходят Варвара и Фархад. Фархад смотрит по сторонам с целью найти своих друзей. Он, увидев, что они сидят на скамейке, идёт с Варварой в сторону своих друзей.
– Мне оставьте немного, алкаши, – говорит Фархад. Варвара и Фархад подходят к Ильясу, Винарису и Таиру. Друзья сидят, а Варвара и Фархад стоят.
– Что, всё выжрали, алкаши? – улыбаясь, спрашивает Фархад.
– Мы и не начинали, стакана нет, – отвечает Таир.
– Ильяс, сходи в клуб, – говорит Фархад. – Попроси у заведующей стакан. У неё этого добра много.
Илья пошёл в клуб.
– Как водка называется? – спрашивает Фархад.
– Это не водка, а самогон, – говорит Таир, у которого в правой руке бутылка самогона.
Ильяс, у которого в левой руке стакан, выходит из клуба и подходит к друзьям.
– У тебя же самогон, а не водка, – говорит Ильясу Фархад. – А ты нам сказал, что в сарае у тебя водка.
– Какая разница, самогон или водка, – говорит Ильяс. – Главное, можно пить.
Таир, открыв зубами бутылку самогона, наливает в стакан немного самогона. Ильяс стакан передаёт Фархаду.
– Нет, первым выпей ты, – говорит Фархад, который возвращает стакан Ильясу. – Мало ли, вдруг ты нам отраву принёс.
– Мне это надо? – говорит Ильяс.
– Давай, пей, не тяни резину, – говорит Винарис.
– Покажи пример! – говорит Таир.
Ильяс выпил.
– Вот, теперь можно и нам выпить, – говорит Винарис.
Таир наливает в стакан, который в правой руке Ильяса, немного самогона. Ильяс стакан передаёт Фархаду.
– За нас! – говорит Фархад, выпив стакан самогона.
Парни и Варвара заметили, что из дома культуры вышла пятидесятилетняя женщина по имени Люция, которая является заведующей клубом. Она подходит к ним.
– Что вы делаете, пьёте? – спрашивает Люция.
– Нет, Люция апа, просто сидим, – отвечает Винарис.
– Вот, скажу вашим родителям, что пьёте.
– Люция апа, мы не пьём, мы просто разговариваем.
– За дурочку меня держите. Я видела, как Фархад пил что-то.
– Вам показалось, – говорит Фархад.
– Нет, Фархад, мне не показалось. Отдайте бутылку водки или я скажу вашим родителям.
– Вам показалось, – ещё раз сказал Фархад. – Уходим отсюда.
Фархад, Варвара и все остальные пошли по улице, а Люция им вслед говорит:
– Завтра обо всём скажу вашим родителям.
После этого Люция заходит в клуб.
– Ну что, пойдём в заброшенное общежитие, – говорит Ильяс. – Там и допьём.
– Точно, так и сделаем, – говорит Фархад.
Молодая компания идёт в сторону заброшенного общежития, которое находится на окраине деревни. В пути они обсуждали общение с Люцией и о том, что будет, если она расскажет их родителям про разговор возле клуба.
– Нет повода для переживания, – говорит Фархад. – Родителям скажем, что ей показалось.
– Скажем, что возле клуба пили другие люди, – говорит Таир.
– Возле клуба были и мы, и другие люди, но водку пили не мы, а они, – говорит Винарис.
– Правильно, именно так и надо говорить, – поддерживает Винариса Фархад.
– А кто самогон принёс? – спрашивает Варвара.
– Я, – отвечает Ильяс.
– Тебе, наверно, попадёт за самогон, – говорит Варвара.
Парни засмеялись.
– Что вы смеётесь? – спрашивает Варвара. – Я что-то смешное сказала?
– У Ильяса родители самогонку гонят, алкоголики, – говорит Винарис.
– Пропажу одной самогонки из сарая они не заметят, – говорит Ильяс.
Фархад, Варвара и все остальные дошли до заброшенного общежития.
– Вот это заброшенное общежитие, – говорит Фархад Варваре.
– Здесь когда-то жили люди, – говорит Таир.
– А я не догадалась, – говорит Варвара.
После этих слов все, включая Варвару, засмеялись.
Заходят в заброшенное общежитие, где много мусора, старых вещей, разбросанных по всему коридору. От окон, от дверей всех комнат общежития ничего не осталось. Электричества в заброшенном общежитии тоже нет.
– Как тут страшно, – говорит Варвара.
– Не бойся, тут, кроме нас, никого нет, – говорит Фархад.
В углу коридора стоит грязный, весь в пыли, стол, к которому подходят молодые люди.
– Ну, что, продолжаем! – говорит Таир, который из кармана достаёт недопитую бутылку самогона.
– А что ещё нам делать, молодым, – говорит, улыбаясь, Винарис.
Фархад, его друзья и Варвара, разговаривая на разные темы, понемногу пьют самогон, стоя возле стола. Фархад и Варвара отошли в сторону, а друзья продолжают пить. Фархад и Варвара целуются, обнимаются. В присутствии своих друзей он начал приставать к Варваре.
– Не надо, Фархад, – говорит Варвара.
Фархаду всё равно, что говорит Варвара. Она плачет, сопротивляется, умоляет Фархада не делать этого, но ему всё равно.
– Что, Фархад, помочь? – спрашивает Винарис, который стоит за столом и понемногу пьёт самогон.
– Не надо, сам справлюсь, – говорит Фархад.
Слышно, как три друга, стоящие за столом, пьют самогон, разговаривают обо всём. Они не обращают внимания на то, что Фархад пристаёт к Варваре. Им всё равно, что происходит с Варварой и Фархадом недалеко от их стола.
– Не надо, Фархад, – плачет, кричит Варвара.
– Смелей, Фархад, все свои, – ржут друзья Фархада.
– Нам немного оставь, – говорит Таир.
Воскресенье. Утро. В дом Фахрутдиновых заходит Ваганов Николай, которому примерно пятьдесят лет.
– Можно, – говорит Николай.
– Можно, Николай, заходи, – говорит Хайдар, который сидит за столом на кухне и завтракает.
Николай заходит на кухню.
– Садись, – говорит Николаю Хайдар, показывая на стул возле стола.
– Приятного аппетита, – говорит Николай, который садится на стул возле стола.
– Чай будете?
– Нет, спасибо. Мне надо с тобой поговорить.
– Слушаю.
– Фархад дома?
– Да, спит в своей комнате. Позвать?
– Пока не надо. Сначала поговорим.
– Что? Фархад что-то натворил?
– Натворил? Мягко сказано.
– А что случилось?
– Фархад со своими дружками изнасиловал девочку.
– Фархад? – с удивлением спрашивает Хайдар. – Не может быть.
– Ко мне в гости приехала племянница, которую этой ночью изнасиловал твой сын.
– Это клевета. Мой сын не способен на такое.
– Получается, я вру.
– Да, ты ошибаешься.
– Пошли ко мне, Хайдар. Поговори с Варварой.
– Кто такая Варвара?
– Моя племянница, которую изнасиловал твой сын.
– А зачем мне с ней разговаривать? Я прекрасно знаю, что мой сын ни в чём не виноват.
– Ошибаешься, Хайдар. Ещё как виноват.
– Я ещё раз повторяю. Мой сын – не подонок.
– Позови сына. Пусть он скажет.
– Пошли в его комнату.
Хайдар и Николай покидают кухню и заходят в комнату Фархада.
– Фархад, вставай! – говорит Хайдар.
Фархад встаёт с кровати. Он сидит на кровати. Хайдар и Николай стоят возле кровати.
– Что? – спрашивает Фархад.
– С тобой Николай хочет поговорить, – говорит Хайдар.
Фархад смотрит на Николая.
– Ты этой ночью гулял с Варварой? – спрашивает Николай.
– Да, – отвечает Фархад.
– Почему Варвару обидел?
– Кто? Я? Я её не обижал.
– Почему врёшь?
– Я не вру.
– Ты её со своими дружками изнасиловал?
– Какое изнасилование? Какие дружки?
– Тебе лучше знать, какие дружки.
– Я к Варваре не притрагивался. Я её не трогал.
– Врёт, Хайдар, твой сын, – говорит Николай Хайдару. – Наглым образом врёт.
– Николай, поосторожней со словами, – говорит Хайдар. – Мой сын никогда не врёт, он всегда говорит правду.
– Я это так не оставлю. Я всех вас выведу на чистую воду.
– Уходи из моего дома, Николай. И больше не приходи.
Николай покидает дом Фахрутдиновых. Хайдар остаётся в комнате Фархада.
– Ну, что, поговорим, – говорит Хайдар, который садится на кровать рядом с сыном. – То, что сказал Николай, правда?
– Да, – говорит Фархад.
– Кто с тобой был?
– Ильяс, Винарис, Таир.
– А если Николай в милицию обратится? Ты об этом подумал?
– Они ничего не докажут.
– Где это было?
– В заброшенной общаге.
– Вас кто-нибудь видел?
– Никто не видел. Только Люция апа возле клуба.
– Сколько ей лет?
– Не спрашивал. Пятнадцать или шестнадцать.
– Больше к ней не подходи. Ты меня понял?
– Да, отец, понял.
– Никому про это не рассказывай. Не надо, чтобы вся деревня знала об этом. Ты понял меня?
– Да, отец, понял.
– И друзьям своим передай, чтобы никому не говорили.
– Хорошо, отец.
А в это время Николай в своём доме разговаривает с женой. Они в зале, сидят на диване.
– Ну, что, поговорил? – спрашивает жена Николая по имени Людмила, которой сорок семь лет.
– Поговорил, – отвечает Николай.
– И что?
– А ничего. Хайдар не верит, что сын способен на такое.
– С Фархадом разговаривал?
– Разговаривал. Он всё отрицает.
– Вот подонок. Что будем делать? Может, пойдём к участковому?
– И что дальше? Пойдём к участковому. Закроют дело, ничего не докажут. Не забывай, что участковый – татарин, их человек.
– Думаешь, ничего хорошего из этого не получится?
– Конечно. Я в этом уверен. Татары все заодно.
– Тогда что предлагаешь?
– Не знаю, Люда. Надо подумать. Но оставлять это так я не собираюсь. А где Варвара?
– В комнате с нашими детьми. Лежит, плачет.
Прошло несколько дней. Варвара уехала в родную деревню. На воротах Вагановых большими буквами написано белой краской: «В этом доме живут родственники шлюхи». Люди, проходившие мимо дома Вагановых, видели эту надпись, обсуждали это. Как говорится, деревня есть деревня. Кто-то знал, в чём причина этой надписи, кто-то догадывался, а кто-то не мог понять, откуда появилась такая надпись. Эту надпись увидел и Хайдар.
Хайдар спрашивает Фархада в зале в присутствии жены:
– Кто это написал?
– Не знаю, отец, – отвечает Фархад. – Не я.
– Не врёшь? – спрашивает Хайдар.
– Нет, отец, не вру.
– Друзья?
– Не знаю, отец. Я у них спрошу.
– Узнай, кто это сделал.
– Хорошо, отец.
Позже Хайдара на улице увидел Николай, который решил к нему подойти. Хайдар остановился.
– Хайдар, твой сын вообще обнаглел, – говорит Николай.
– Я с ним разговаривал, – говорит Хайдар. – Это не он сделал.
– А кто, если не твой сын?
– Не знаю. Я перед тобой не обязан отчитываться.
– Конечно, твой сын не изнасиловал, твой сын этого не писал. Он ни в чём не виноват. Ангел.
– Николай, держи себя в руках.
Фархад, поговорив с Ильясом, Винарисом и Таиром, понял, что друзья не являются авторами надписи на воротах Вагановых.
– Кто же это сделал? – спрашивает Фархад в заброшенном общежитии у друзей. – Кому-нибудь рассказывали про Варвару?
– Я никому не рассказывал, – отвечает Винарис.
– Я тоже, – говорит Таир.
– Я тоже никому не рассказывал, – говорит Ильяс. – К нам заходил Ваганов.
– И что? – спрашивает Фархад.
– Разговор между отцом и Вагановым слышала Майсара апа, – отвечает Ильяс.
– Думаешь, она могла кому-нибудь рассказать?
– Конечно, могла. Ты же знаешь, какой у неё длинный язык.
– С твоими родаками Ваганов разговаривал? – спрашивает Фархад у Винариса.
– Да, – отвечает Винарис.
– А с твоими? – спрашивает Фархад у Таира.
– Да, с моими тоже разговаривал, – отвечает Таир.
– Если Майсара расскажет, то об этом вся деревня будет знать, – говорит Винарис.
– Это точно! – поддерживает Винариса Таир.
– Ваганов мог другим рассказать? – спрашивает Фархад. – Как думаете, друзья?
– Нет, другим он рассказывать не будет, – говорит Таир. – Зачем ему про племянницу рассказывать другим? Ему это надо?
– Согласен, – поддерживает Таира Фархад.
– Так, кто же оставил надпись на воротах Ваганова? – спрашивает Ильяс у друзей.
– Кто угодно, – говорит Винарис.
Ночь. В доме Фахрутдиновых все спят. Хайдар спит на кровати. Рядом жена. Хайдар проснулся от шума. Встаёт с кровати, тихо идёт по дому, чтобы никого не разбудить. Заходит на кухню и видит небольшой камень на полу. Разбитое окно. Хайдар понял, что это сделал кто-то из Вагановых.
– Кто? – сам себя спрашивает Хайдар.
Хайдар выходит из дома, заходит в сарай, чтобы взять стекло. Он решил застеклить окно кухни. На кухню заходит жена Хайдара по имени Сабира.
– Что случилось? – спрашивает Сабира у мужа.
– Кто-то бросил камень и разбил стекло, – отвечает Хайдар. – Буду ставить новое стекло.
Утро. Хайдар встаёт. Позавтракав на кухне, он собирается идти на работу. Выходит на улицу и видит надпись на воротах своего дома: «Здесь живёт семья подонка». Хайдар заходит домой и говорит Сабире:
– Детям, когда проснутся, скажешь, чтобы убрали надпись на воротах.
– Какую надпись? – спрашивает Сабира.
– Выйди, посмотри, – говорит Хайдар. – Я тороплюсь на работу.
Сабира, как проснулись дети, сказала им, чтобы они убрали надпись на воротах. До прихода Хайдара с работы надпись на воротах была ликвидирована.
Фархад после того, как кто-то оставил надпись на воротах дома, решил, что надо нанести ответный удар Вагановым. Он со своими друзьями в заброшенном общежитии.
– Надо наказать Вагановых, – говорит Фархад.
– Жаль, что у Ваганова нет сыновей, – говорит Таир. – Во время танцев можно было бы их побить.
– Да, у Ваганова две дочки, но они на танцы не ходят, – говорит Винарис.
– Ты видел его дочерей? – спрашивает Ильяс у Винариса. – Уродины.
– А, давайте, Ваганова побьём? – предлагает Фархад друзьям.
– Он заявление в милицию напишет, – говорит Таир.
– Пусть пишет, – говорит Фархад. – Мы будем в чёрных масках.
– Где ты эти маски достанешь? – спрашивает Винарис у Фархада.
– Сами сделаем, – отвечает Фархад.
– Хорошая идея, мне понравилась, – говорит Таир.
– Значит, так и сделаем, – говорит Фархад. – Каждый себе готовит чёрную маску.
– Маску-то сделаем , – говорит Ильяс. – А где мы Ваганова поймаем?
– А зачем нам его ловить? – говорит Фархад. – Побьём в любом месте деревни. Мы же будем в масках. Нас никто не узнает.
– Лучше, чтобы никто эту драку не видел, – говорит Таир.
– Готовьте маски,место для драки найдётся, – говорит Фархад.
Осень. 1983 год. Сентябрь. На улице темно. Фонарей в деревне мало. Немного выпивший где-то Николай из магазина идёт в сторону дома. К нему сзади подходят четыре человека, в чёрных масках. Один из них говорит:
– Постой, мужик, надо поговорить.
Николай остановился. Люди, которые в чёрных масках, начали его избивать. Николай, весь избитый, лежит на земле. Недалеко от него лежит пакет, в котором продукты. Побив Николая, драчуны разбежались в разные стороны.
Николай лежит. Темно. На улице никого. В это время Людмила с двумя дочками сидит на кухне за столом. Они ужинают.
– Где же ваш отец? – говорит Людмила. – Два часа прошло, как он ушёл в магазин.
– Не волнуйся, мама, – говорит старшая дочь по имени Ирина, которой четырнадцать лет. – Скоро придёт.
Прошёл ещё один час. Николая в доме нет. Людмила ходит по дому, переживает из-за отсутствия мужа. Она сказала дочерям, что пройдётся по деревне, поищет отца. Людмила идёт по одной из улиц деревни. Она видит, что на дороге лежит человек. Людмила подходит к нему. Это её муж.
– Что с тобой? – пытается разбудить мужа Людмила. – Кто тебя избил?
Людмила плачет, пытается поднять мужа. По улице идёт мужчина, которого Людмила попросила донести Николая до дома. Мужчина выполнил просьбу Людмилы.
Драки, ссоры с Фахрутдиновыми и другими семьями, надписи на воротах привели к тому, что Вагановы решили продать дом, уехать из деревни и жить в другом месте. Куда уехали Вагановы – никто об этом в деревне не знал. Уехали из деревни и другие русские семьи.
Продолжение следует.
Васил +1 Нет комментариев
Только ты! Только я!
Только ты на земле – это я!
Только я на земле – это ты!
В этом мире люблю лишь тебя!
Только ты – моя радость, мечты!

Только ты! Мне не нужен никто!
Только ты! Лишь с тобой хорошо!
Только ты! Я не вижу других!
Только ты! Этот мир для двоих!

Только ты на земле для меня!
Только я на земле для тебя!
Только ты – мать детишек моих!
Только ты! Мне не надо других!

Только ты – моя жизнь, судьба!
Только ты! Лишь с тобой навсегда!
Только ты – поцелуи мои!
Только я – поцелуи твои!

Только ты – лишь тебя я хочу!
Только ты – лишь тебя я люблю!
Только ты – мои ночи и дни!
Только ты – все минуты любви!

Только ты – для тебя я живу!
Только ты – я весь мир подарю!
Только ты – мои дети, семья!
Только ты! Только ты! Только я!
Васил 0 Нет комментариев