Косоглазие. Глава вторая. Самоубийство.

Автор
Опубликовано: 102 дня назад (24 августа 2022)
+2
Голосов: 2
.
Как Вы знаете, Уважаемый читатель, Руслан учится в военном училище. В 1995 году ему исполнилось восемнадцать лет. Руслан с нетерпением ждал наступления августа, так как в этом месяце у него летний каникулярный отпуск продолжительностью тридцать календарных дней.
Прошёл август 1995 года. Руслан на втором курсе. Наступил октябрь 1995 года. Врача, благодаря которому Руслан поступил в военное училище, поймали на взятке. Про эту новость узнал Рамиль, который поехал в деревню к Камилю, чтобы рассказать брату про врача и про взятку.
Рамиль в доме брата. Он рассказал Камилю про врача и про взятку. Братья сидят в зале на диване.
– Что же будет с Русланом? – спрашивает Камиль у брата.
– Не знаю, брат, – отвечает Рамиль. – Если менты узнают про косоглазие племянника, то думаю, что могут отчислить Руслана.
Камиль ходит по залу, переживает за судьбу сына.
– Не переживай, Камиль, – успокаивает брата Рамиль. – Будем надеяться, что всё будет хорошо.
– Как не переживать, – говорит Камиль. – Ты же сказал, что могут отчислить, если узнают про косоглазие.
– Могут. А если не узнают?
– Хорошо бы.
– Рауфе пока ничего не говори. Может, всё обойдётся.
– Ты прав, брат. Ей я ничего не буду рассказывать. А то будет плакать, переживать за сына. Рамиль, ты держи меня в курсе.
– Хорошо, брат.
Наступил 1996 год. Следствие по делу врача продолжалось. Прошёл январь. Закончился зимний каникулярный отпуск Руслана.
Врач, который помог Руслану стать курсантом военного училища, признался, что помог ему поступить в военное училище за пять бутылок водки.
– Кто Вам дал пять бутылок водки? – спрашивает следователь.
– Знакомый по имени Рамиль, – отвечает врач.
– Фамилия Вашего знакомого?
– Мирасов.
– Где живёт Мирасов Рамиль?
– В Таре.
– Домашний адрес знаете?
– Нет, не знаю.
– Место работы?
– Адрес и название организации я не знаю, но знаю, кем он работает.
– Кем?
– Водителем.
– Кем приходится Мирасов Рамиль курсанту Мирасову?
– Рамиль сказал, что Руслан ему приходится племянником.
– Родителей курсанта Мирасова знаете?
– Нет, не знаю.
– Курсант Мирасов знает про пять бутылок водки?
– Нет, не знает.
Допрашивали и Руслана. Курсант Мирасов сказал, что про пять бутылок водки он ничего не знает. У Руслана спрашивали, знал ли он врача до поступления в военное училище. Руслан сказал, что врача до поступления в военное училище он не знал.
– Кем тебе приходится Мирасов Рамиль? – спрашивает следователь.
– Дядя, – отвечает Руслан.
– Родной брат отца?
– Да.
– Где живёт дядя?
– В Таре.
– Домашний адрес дяди знаешь?
– Нет, не знаю. Я в Таре бывал редко.
– Показать дом, где он живёт, сможешь?
– Я не помню, где он живёт. Я в Таре давно не был.
Рамиль, который знал, где в Омске живёт семья врача, поехал на своём автомобиле в областной центр, чтобы узнать про врача у его жены. Он в доме врача. В зале сидят на диване Рамиль и жена врача, русская по национальности.
– Мужа видели? – спрашивает Рамиль.
– Нет, не видела, – говорит жена врача. – Не разрешили поговорить с ним.
– Как случилось, что его поймали на взятке?
– Не знаю, Рамиль, – плачет жена врача.
– Наверно, кто-то стуканул.
– Наверно, – продолжает плакать жена врача.
– Отрезать бы язык тому, кто стуканул на Вашего мужа.
– Говорила ему, не надо заниматься тёмными делами. А он меня не слушался.
Рамиль в этот день побывал и в военном училище. Видел Руслана. Они разговаривали на контрольно-пропускном пункте военного училища. Разговаривали тихо. Руслан рассказал своему дяде про то, что его недавно допрашивал следователь.
– Значит, твоего отца и меня тоже будут допрашивать, – говорит Рамиль.
Рамиль попрощался с племянником и поехал в деревню, где живёт Камиль. В пути Рамиль рассуждал: «Если врач сказал следователю про пять бутылок водки, что я должен говорить, если меня вызовут на допрос? Про пять бутылок водки или про ящик водки? Следователь у Руслана спросил только про меня. Про брата ничего не спрашивал. Наверно, врач говорил следователю только про меня. Если я следователю скажу про ящик водки, а врач сказал ему про пять бутылок водки, то получится противоречие. Чтобы этого не было, я скажу следователю так, как сказал ему врач. А если я скажу следователю, что никаких пять бутылок врачу не давал? Кому поверит следователь? Мне или врачу? Наверно, врачу. Следователь в любом случае спросил у врача, как он пропустил человека с косоглазием. Значит, придётся сказать про пять бутылок водки».
В пути Рамиль рассуждал долго. Рамиль пришёл к выводу, суть которого заключается в следующем: он следователю скажет так, как сказал ему врач.
Вечером Рамиль приехал к Камилю. Братья и Рауфа разговаривали на кухне. Рамиль подробно рассказал брату и его жене о допросе Руслана и про то, что ему известно про допрос врача. Рассказал Рамиль и про разговор с женой врача.
– Ты думаешь, что меня и Рауфу следователь не будет допрашивать? – спрашивает Камиль у брата.
– Думаю, да, – отвечает Рамиль. – Ведь врач следователю про вас ничего не сказал. Он, как я понял, сказал ему, что пять бутылок водки дал я.
– Следователь спрашивал у врача, чьи пять бутылок водки? – спрашивает Рауфа у Рамиля.
– Не знаю, – отвечает Рамиль. – Если следователь у меня спросит про происхождение пяти бутылок водки, то я ему отвечу, что водка моя. Не переживайте, родственники, про вас я ничего не скажу.
– Что же теперь будет с Русланом? – спрашивает, плачет Рауфа.
– Не знаю, наверно, отчислят, – отвечает Рамиль. – Врач до поступления Руслана в военное училище говорил мне, что с косоглазием в училище не берут.
– Хоть бы не отчислили, – плачет Рауфа.
– Будем надеяться, что этого не произойдёт, – успокаивает жену Камиль.
– Родственники, если вас вызовут на допрос, скажете, что поступлением вашего сына в училище занимался я, – говорит Рамиль. – Пять бутылок водки врачу дал я, а не вы. Вам понятно?
– Тебе за это ничего не будет? – спрашивает Камиль у брата.
– Думаю, нет, – отвечает Рамиль. – В Таре два года тому назад на взятке поймали одного чиновника. Его посадили, а тех, кто давал ему взятку, не посадили.
– Если следователь спросит, знали ли мы про пять бутылок водки, что ты ему ответишь? – спрашивает Камиль у брата.
– Если скажу, что вы про это не знаете, следователь мне не поверит, – отвечает Рамиль. – Скажу, что про водку я вам рассказал после поступления племянника в училище.
– Думаешь, следователь поверит?
– Поверит. Вам за то, что я вам рассказал про водку, точно ничего не будет.
– Точно ничего не будет? – спрашивает Рауфа.
– Точно, – отвечает, улыбается Рамиль.
Разговор между братьями и Рауфой закончился тем, что пять бутылок водки врачу давал Рамиль, что поступлением Руслана в военное училище занимался брат Камиля.
В феврале 1996 года на допрос в Омск вызвали Рамиля. Рамиль сказал следователю, что пять бутылок водки врачу давал он. Следователь подробно допрашивал Рамиля об обстоятельствах передачи пяти бутылок водки врачу. Рамиль отвечал спокойно, так как был уверен, что за передачу взятки его к уголовной ответственности не привлекут.
– Родители курсанта Мирасова знают про пять бутылок водки? – спрашивает следователь у Рамиля.
– Я им рассказал про это после поступления племянника в военное училище, – отвечает Рамиль.
В начале марта 1996 года Руслан был отчислен из военного училища по состоянию здоровья. Он вернулся в родную деревню.
Руслан в своей комнате лежит на кровати, плачет. Возле кровати стоят родители Руслана.
– Сынок, не плачь, – успокаивает Руслана отец. – Всё будет хорошо.
Но Руслану не было никакого дела до того, что говорят ему родители. Он вспоминал военное училище, друзей-курсантов, командиров. Родители, поняв, что Руслан не обращает никакого внимания на то, что они говорят, выходят из комнаты сына. Руслан вспоминал, как допрашивал его следователь. Он проклинал всех, и следователя, который его допрашивал, и врачей, которые проверяли его зрение, и врача, который помог ему поступить в военное училище.
Про отчисление Руслана из военного училища узнал и Рамиль. Он переживал за судьбу племянника. В пятницу вечером после окончания рабочей недели он решил поехать на своём автомобиле в деревню к своему брату и племяннику. Камиль сказал брату, что Руслан не выходит из комнаты, лежит на кровати, ни с кем не разговаривает. Братья и Рауфа думали, что же им делать с Русланом.
Рамиль решил попытаться поговорить с племянником. Он заходит в комнату Руслана.
– Можно, – говорит Рамиль.
Молчание. Руслан лежит на кровати. Ему нет никакого дела ни до родителей, ни до дяди. Ему всё равно, что они говорят.
– Это я, дядя Рамиль, – говорит Рамиль.
Молчание.
– Можно с тобой поговорить? – спрашивает Рамиль у племянника.
Опять молчание.
Рамиль выходит из комнаты Руслана. Заходит в зал.
– Надо что-то делать с Русланом, – говорит Рамиль и садится на диван.
– Что? – спрашивает Камиль, который сидит на диване. – Я не знаю, что делать.
– Надо подумать.
Братья молчат. Рауфа на кухне.
– Я в Таре попытаюсь устроить его на работу в милицию, – говорит Рамиль.
– Кто его с косоглазием возьмёт в милицию? – говорит Камиль.
– Может, в охрану?
– Он хочет быть только милиционером.
– С военным училищем не получилось. Будем искать работу в милиции.
Братья долго разговаривали про Руслана. Разговор между ними закончился тем, что братья решили попытаться устроить Руслана на службу в милицию.
Рамиль в Таре разговаривал и со знакомыми, и с соседями, и с коллегами по работе, и с некоторыми сотрудниками милиции, но всё напрасно. Никто не хочет помочь человеку, у которого косоглазие. Никто не хочет связываться с человеком, у которого косоглазие.
В один из летних дней 1996 года Руслан покинул деревню. Он решил поехать в Омск, но у него нет денег, чтобы добраться до областного центра. Идёт пешком по дороге. Остановилась грузовая машина. Человек пятидесятилетнего возраста выходит из машины и спрашивает:
– Тебе куда, сынок?
– В Омск, – отвечает Руслан.
– Садись, я еду в Омск, – говорит водитель грузового автомобиля.
– У меня денег нет.
– Татарин?
– Да.
– Я тоже татарин. Татарин татарину должен помогать. Не нужны мне твои деньги. Садись.
Руслан садится в машину. Он благодаря пятидесятилетнему человеку добрался до Омска. Руслан на окраине областного центра.
Продолжение следует.