О бедной сиротке замолвим мы слово…

6 января 2013 -
О бедной сиротке замолвим мы слово…

21 декабря прошлого года  Госдумой России был принят так называемый «закон Димы Яковлева». Через несколько дней Комитет Совета Федерации по международным делам рекомендовал одобрить его членам верхней палаты парламента. И, несмотря на критику со стороны общественности, его действие вступило в силу с 1 января 2013 года. Напомним, что законопроект одним из своих пунктов запрещает гражданам США усыновлять сирот из РФ.

Так чиновники высшего эшелона власти отреагировали на "Акт Магнитского", запрещающего въезд в США людей, которые, по мнению американский властей, виноваты в смерти юриста инвестиционного фонда Hermitage Capital Management Сергея Магнитского. Таким образом, господа-депутаты материализовали свои шизофренические рассуждения о том, что пришло время  запретить иностранцам усыновлять наших детей. А россияне сами, мол, готовы разобрать всех больных сирот из детских домов и приютов.

При этом вряд ли хоть один избранник  всерьез считает, что в России дети-инвалиды смогут найти себе семью, получить лучшее образование, лучшую профессию,  нежели в Америке. Им, прямым наследникам советской эпохи, вообще не понять, зачем американцам нужны больные дети? Ведь для того, чтобы их поднять, дать профессию, работу, нужно вложить десятки тысяч долларов. Люди, воспитанные жестокой системой, не смогут до конца осмыслить чужую добродетель, не способны сами к серьезным изменениям в своей стране.

Да, у нас уже говорят о совместном обучении здоровых детей и детей-инвалидов. И, одновременно, констатируют о проявлении случаев дискриминации по отношению к детям с ограниченными возможностями. Странно, но  почему-то именно больше со стороны недовольных родителей.

Робкие симптомы оздоровления общества  проявляются в попытках обустроить пандусы для колясочников в городах. Хотя,  часто их строят в таких местах, что складывается мнение, что доброе дело делается не по доброте душевной, а по принуждению. И чтобы не допустить инвалидов на широкие и чистые центральные проспекты и улицы. Наверное, боимся оскорбить свой мир, соприкоснувшись с их миром…

Люди старшего поколения помнят, как в шестидесятых годах прошлого столетия власти столицы освобождали Москву от инвалидов войны. По мнению тогдашних руководителей страны, они портили светлый облик советского города. Счастливое общество не хотело видеть рядом с собой военных калек и их не очень парадным видом, и они исчезли с наших улиц.

Врачи советской эпохи настоятельно рекомендовали матерям  оставлять в родильных домах детей с серьезной патологией. Впрочем, детей, родившихся с некоторыми врожденными пороками, родители не могли забрать домой даже при всем своем желании. Их ожидали специальные детские дома, дома для инвалидов, специальные психиатрические дома за высокими заборами и под серьезной охраной. Если кому-то хотелось проявлять милосердие, он мог его проявлять там, вдали от, казалось, благополучного общества, в специально отведенном месте.

Инвалидов в Советском Союзе не любили и боялись. Хотя историю летчика-инвалида Маресьева  знали  все, и даже изучали в школе.  Но это был Герой. Он терпел холод и голод в лесу, ел сосновые шишки, чтобы выжить и снова бить фашистов. И он их бил, несмотря на протезы обеих ног. Ходил с тросточкой, чуть прихрамывая, и даже танцевал. Безруких и безногих инвалидов, которые, не менее мужественно боролись за свое выживание,  старались не выпячивать на первые позиции. Даже на уроки военно-патриотического воспитания, как правило, приглашали комплектных ветеранов – с уцелевшими в боях конечностями.

Конечно, не все родители оставляли своих неполноценных детей на попечение государства. Но даже у себя дома, они оказывались взаперти в четырех стенах городской квартиры. О них не принято было говорить даже с близкими друзьями, их не водили на детские утренники, новогодние елки. Даже сотрудники, десятилетиями проработавшие в одном кабинете, редко знали о  том, что у кого-то есть такой больной ребенок.

Немного другое отношение к инвалидам было в деревне и в советских селах можно было увидеть инвалидов на улицах, детей с синдромом Дауна, психически больных людей. В каждом селе был свой юродивый, кого больше боялись и избегали, чем проявляли к нему милосердия.

Мой дед всю жизнь проработал фельдшером в соседнем селе. Часто он брал с собой на работу моего отца. Однажды, пока дед был занят приемом больных, отец сидел на скамейке возле медпункта и читал новую книжку. Не заметил, как к нему подошел местный сумасшедший, парень чуть старше его. Он был безобидным существом, ходил по улицам села и повторял все время одну-две фразы, которые слышал от сельских остряков. В том году  Гагарин как раз полетел в космос. И больной паренек, как заведенный твердил что-то вроде стишка: “Гагарин, маргарин… Восток один…”.

Наверное, это то, что ему заполнилось от кухонных разговоров, что на ракету денег у государства хватило, а на масло нет. Вот и ест народ маргарин, вспоминая “Восток 1“. Сумасшедший подошел к отцу, бесцеремонно забрал книжку, сделал в ней дырку  и пошел дальше, вертя книжку на палке, как пропеллер. Наверное, так он входил в образ Гагарина, уже как летчика. 

Когда отец с плачем рассказал деду о постигшей  его трагедии, тот спокойно подозвал обидчика, снял книжку-пропеллер с палки и вернул ее. Дед не стал  ругать инвалида, а как-то с сожалением потрепал его по голове и, прихрамывая, пошел готовить телегу к поездке домой. Ведь с войны он пришел на костылях и ему разрешили держать лошадь, а участок был большой – целых  четыре села.

Несмотря на то, что книга пострадала не очень, в руки отец ее больше не брал. Ему казалось, что к ней прикасалось мерзкое и нечистое существо, и была она заброшена в самый дальний угол под крышей дома.

Он мен рассказывал, что еще несколько раз видел того больного подростка, потом его очевидно упрятали в сумасшедший дом. Он не был плохим, не был прокаженным, но общество изолировало его от здоровых детей и здоровые дети обрадовались этому. Ну не учили тогда в школе милосердию, не ходили тогда на церковную службу. Священника в селе  вообще видели только раз в году, когда святил дома крестьян.

Принятие «закона Димы Яковлева» свидетельствует, что у нас советские традиции, к сожаленью, живы. Впрочем, если намерения депутатов, по вопросу усыновления детей-сирот были искренними, они могут легко это доказать всему обществу. Просто нужно самому показать пример и принять в свою семью для начала хотя бы одного здорового ребенка, из сирот. Их в стране уже не меньше, чем в послевоенный период. Тогда, смотри, может и иной ребенок-инвалид обретет приемных родителей российского гражданства, а не американского.

Похожие статьи:

НовостиФотоконкурс о жизни "особого" человека проходит в Петербурге

НовостиСоциальные пенсии для детей-инвалидов вырастут с января 2013 года

НовостиДом Конана Дойля превратят в школу для детей с ограниченными возможностями

НовостиБесплатной земли для инвалидов нет

НовостиРеабилитация при помощи собак

Комментарии (4)
Алёна.ру # 8 января 2013 в 00:00 +2
При таком законе,и так малые шансы у детей/сирот/инвалидов обрести родную семью и человеческое счастье практически сводятся к нулю...не иначе,как шизофренические рассуждения,лучше не скажешь...
0 # 8 января 2013 в 14:38 +1
а почему у многих американцев нет своих детей?
для чего нормальной американской паре, усыновлять инвалидов?
кто знает правильные ответы - тот знает куда ежегодно пропадают сотни американских младенцев и обоими руками за «закон Димы Яковлева».
★ Олег ★ # 9 января 2013 в 06:06 +1
Я согласен с Белым. Конечно, некоторые дети уедут и будут хорошо жить, но другие которые уедут, с новыми Американскими родителями, увидят только издевательство, избиение или свою погибель.
Алёна.ру # 13 января 2013 в 00:44 0
Из инета несколько освещающее этот вопрос

Глеб Павловский: Антисиротский закон превратил сирот в ценный ресурс, и власть предлагает поторговаться. Почем за сироту? Цена договорная, в виде политических бонусов
Рейдерская философия власти
Господин Песков назвал российско-американское соглашение об усыновлении формальностью: смысл его в том, чтобы Россия воспитывала детей сама, а не отдавала в другие страны. А еще, несмотря на то, что Россия приняла «Закон Димы Яковлева», который вступил в действие 1 января 2013 года, денонсирование соглашения невозможно в одностороннем порядке и расторжение его будет длится в течение года — до 1 января 2014 года. Что все это означает?

Это не путаница, а способ обращения с правом, когда одновременно утверждаются две противоположные вещи 1) мы строго выполняем международные соглашения и 2) я делаю все, что хочу. Это рейдерская философия – я захватываю чужое, но «строго в раках закона». Власть провоцирует и раскалывает общество остро-эмоциональными темами, добиваясь одобрения «подавляющего большинства». Речь о детях, усыновлению которых придано лживое имя «продажи сирот в Америку». Представлять большинство для власти главный приз.

С другой стороны, дети не масса, они счетны. Где счет, там есть повод поторговаться. Каждый случай усыновления индивидуален. Значит, власть намерена время от времени, в рамках того или иного торга – например перед саммитами - кого-нибудь из сирот «гуманно» отдать американским родителям. За это она получает приз зрительских симпатий.

В течение этого года мы неоднократно будем свидетелями издевательства над правом и логикой. Когда люди будут апеллировать к якобы действующему до 2014 года соглашению, а суд, ссылаясь на «иродов закон», будет отвечать им : да пошли вы в задницу! А тех, кто обратится к другим властям, разумеется направят в суд, который с наслаждением пошлет их в задницу еще раз. Эта извращенная игра допускает , что кого-то из детей (разумеется, «в порядке исключения», и не за просто так) отпустят к родителям. Но это будут частные случаи. Можете быть уверены в заявлениях, что Россия соблюдает международные соглашения. Такое обращение с правом — основа нашей системы власти.

Но есть и дети, по которым уже существуют судебные постановления об усыновлении, казалдось бы хоть они вне игры? Ничего подобного – тут «эксклюзивное право» действует в обратную сторону. Астахов уже объявил, что каждый случай усыновления будет «рассмотрен отдельно». Что это значит? Казалось бы, раз есть решения суда, разговаривать не о чем. Но антисиротский закон превратил сирот в ценный ресурс, и власть предлагает поторговаться. Почему за сироту? Цена договорная, в виде политических бонусов.

Вся эта история обнажает технику обращения с правом, как с внутренним, так и международным. Россия играет по этой системе. Когда принимается очередной идиотский закон, типа закона об иностранных агентах, гражданам говорят – поглядите, в Штатах есть такой же, времен мировой войны! Зато кивки в сторону действующего международного права со стороны критиков не рассматриваются, потому что мы «суверенная страна, которая все решает САМА». Это не двоемыслие тоталитарного времени, а разновидность международно-правового мошенничества. Нормы выполняются в тех случаях, где мы хотим их выполнить. И главное, в каждом случае есть почва для договоренности — и таких частных случаев миллион. Выиграть с властью можно только в порядке эксклюзивной договоренности..с ней же.