О настоящих радостях жизни

13 сентября 2017 - ADMIN
О настоящих радостях жизни

«Человек должен сам себе сказать, что жизнь - одна, мы не сможем обратно вернуться, что-то изменить. И вот это ощущение, что я живу, что-то могу делать, творить, что я есть на свете — им нужно дорожить», - бывшая предприниматель, прикованная к коляске, о настоящих радостях жизни.

«Лидер? Да, всегда им была. А кавалеров особо у меня не было. Меня в школе скорее побаивались, чем бегали за мной». Наталья – человек, недавно переживший клиническую смерть, вот уже 15 лет она прикована к инвалидному креслу.

Пережила перелом позвоночника, полную парализацию, тяжелый сепсис и септический шок. Это все? Нет. В прошлом Наталья — одна из самых юных успешных предпринимателей города Козельск (в 20 лет уже активно занималась частным предпринимательством). После ДТП, вследствие которого ее полностью придавило машиной, она стала, похоже, одной из первых в Козельске женщин-таксистов. Невероятно, но она так обслуживала клиентов, что они никогда не догадывались о том, что у Натальи парализованы ноги. А что еще делать, если с мужем в разводе и тебе одной нужно растить 11-летнего сына?

«Как стала таксистом? - вспоминает Наталья, - Да запросто. Когда стало не хватать денег на еду, сестра одолжила мне 200 рублей (15 лет назад это была более-менее вменяемая сумма), а я вместо продуктового магазина купила бензин, залила его в свой вазик и поехала в таксопарк ближайший. В коляске прямо и заехала в кабинет руководителя с просьбой дать мне работу. Он улыбнулся и сказал: «А что, давайте попробуем. Вы будете первая женщина в истории нашего таксопарка». Хотя, по закону запрещено было брать меня на такую работу, у меня ведь первая нерабочая группа инвалидности. Старались скрывать, что я не хожу. А ГАИшники некоторые честь отдавали, когда я проезжала, они меня еще здоровой помнили, город-то маленький. Работала как сумасшедшая.

Параллельно до изнеможения занималась лечебной физкультурой, выжимала из своего немощного тела максимум возможного. Ничего так жили с сыном, не хуже других. И радостей много вспоминаю, как перед выступлениями волновались мы с ним. До 2006 года я занималась спортивными танцами на колясках и армрестлингом. У меня награды есть. Профессионально этим занималась, на соревнования ездила. Сыну сейчас 20 лет и он заканчивает колледж, будет программистом. Уже немного и сам зарабатывает».

- Сейчас я сбитый летчик, — не наигранно бодро продолжает Наталья. - В 2007 году надо же было мне попасть еще в одну передрягу. Получилось так, что когда меня пересаживали из машины в коляску, коляска упала, и меня случайно «уронили» на обледенелый асфальт. В результате тяжелый перелом ноги и бедра, после которого произошел сепсис – пришлось пережить нудное состояние септического шока. Очень тяжелыми были последствия этого падения, в реанимации долго лежала. Сейчас, к сожалению, болезнь переросла в остеомиелит костей. Мне нужно регулярно проходить обследование в Москве, в институте Вишневского. Недавно меня выписали после двух очередных операций по резекции кости. И этот период между операциями я провожу у знакомых в Москве. Через пару месяцев будет следующая операция. Последние 2-3 года были особенно сложные. Но хороши эти моменты тем, что рядом остаются самые лучшие, верные друзья. 

- Что вам не дает унывать?

- Я так обрадовалась, что еще 15 лет назад осталась жить, когда получила несовместимую с жизнью травму. Было и отчаяние, и радость, что Бог дал мне возможность жить. Даже восхищение. Чувствовала себя выжившей, это придавало сил. Я стала верующим человеком, пришла в храм. Теперь с уверенностью могу сказать: "Слава Богу за все".

- Что вы могли бы сказать людям, которым так тяжело, что им не хочется жить?

– Человек должен сам себе сказать, что жизнь - одна, мы не сможем обратно вернуться, что-то изменить. И вот это ощущение, что я живу, что-то могу делать, творить, что я есть на свете — им нужно дорожить. Я очень счастлива, что могу еще что-то успеть сделать в этой жизни. Любой человек тоже может так подумать: «Как много я еще могу успеть сотворить добрых дел». Ведь можно же просто осчастливить других людей. Но так получается думать, когда грань проходит между жизнью и смертью.

Помню свое состояние, когда я очнулась после клинической смерти. Ощущение, что ты не только можешь, но и должен еще что-то сделать, что-то сказать. Самое главное - успеть сказать «прости», извиниться перед всеми. В любой момент что-то может остановиться, прерваться. Поэтому надо жить, думая, что впереди нужно успеть воплотить много важных дел. Или кого-то поблагодарить. Вот сейчас успею же? Так хочу поблагодарить своих по-настоящему преданных друзей, которые уж совсем ни за что любят меня. И тех хочу упомянуть, кто недавно стал мне близким и удивил меня тем, что я узнала, что вообще так бывает.

После последней тяжелой операции в институте Вишневского я не могла пошевелиться добрых полмесяца. Была совершенным куском мебели, которому, однако, постоянно что-то нужно по уходу. И выходили меня девочки-сиделки из службы «Милосердие». Если бы не они, ко мне максимум на 5 минут раз в три дня забегала бы медсестра отделения — и все. Нет такой возможности у больницы предоставлять индивидуального медработника. А как быть, если и на бок повернуться невозможно? И из родственников рядом со мной — никого. Все за сотни километров. Со мной весь день в течение довольно долгого времени, пока я не смогла себя обслуживать, были две сиделки. Не каждый бы так смог, это огромная помощь и поддержка. Москва, холодный мегаполис, и вдруг - такая человечность.

Я была приятно удивлена, что в Москве это есть. На фоне суеты столичной такая доброта – приятное открытие. Сестры заходят и уже тебя любят. Я, больная, беспомощная, в незнакомом городе — и вдруг такое участие. Это великое дело, и не каждый человек сможет так работать. А может, идя туда, и можно стать чище, добрее... Человек, который за тобой ухаживает - это все. Это твои глаза, руки, ноги, даже твой ум. Каждый день мы мылись, делали профилактику пролежней. Переворачивали меня, хотя я ничего не чувствовала, тело мое было как барабан. В любой момент могла обжечься или уколоться и ничего не почувствовать. Одевались, кушали, меняли постель, мылись. И все это — ежедневно. За мной был сложный уход. Чтобы быть вот такой сиделкой, нужно либо изначально любить людей, либо чтобы через такие добрые дела научиться любить.

А планы на будущее у меня как всегда, наполеоновские, которые можно озвучить двумя словами: «Все успеть».

Елена Вербенина

Похожие статьи:

ПсихологияЧем опасен негатив?

РасказыПисьмо от Счастья всем жителям Земли.

Инвалиды и обществоСложно ли инвалиду устроить личную жизнь?

Инвалиды и обществоНеограниченные возможности любви. Замуж за инвалида.

Истории из жизниЧудо любящего сердца!

Истории из жизниСказочные рисунки юной художницы Саши Путри

Истории из жизниПарализованная мать начала ходить благодаря дочери

Истории из жизни«Сшитый по мерке» экзоскелет вернул способность ходить.

Истории из жизниВеликие люди с ограниченными возможностями.

Истории из жизниДевочка потеряла ногу, но продолжает жить полноценной жизнью.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!