Главное сокровище.

17 марта 2013 - Гомер


1.      Тихо. Тишина была непостижимая и невероятная. Если бы мудрейший Аххх не имел привычки к точным формулировкам, то он мог бы назвать эту тишину абсолютной. Но абсолюта не бывает вообще и, в данном случае, в частности. Как и не было тишины. Ласковый фон Матери Звезды, нежный, лёгкий шорох песка, находящегося в вечном движении и… всё? И больше ничего? Аххх ощутил легкий укол незнакомого чувства, которое любое мыслящее существо назвало бы удивлением. Любое, но не Гхаты. Гхаты вообще не были знакомы с такими понятиями как чувства и эмоции. Он постарался растворить в себе незнакомое состояние и приступил к холодному анализу. Что-то было не так. Нарушился привычный, миллионы лет назад установленный порядок. Тишина – вот что было непривычно. Аххх задал вопрос: почему? И не получил ответа. Ему никто не ответил! Такого не было никогда!!! Гхаты, как раса, были малоподвижны, предпочитая физическому движению движение мысли. Веками, не сходя с места, предавались они размышлениям и дискуссиям. При этом, расстояние между собеседниками не имело никакого значения. Разговоры шли на уровне мысли, на уровне сознания. И вот, сегодня, когда мудрейший Аххх собрался продолжить старый, как мир, спор с достойнейшим Исссом,  тот не ответил. Впрочем, это было неудивительно. Старик слишком долго жил и мыслил и, вполне вероятно, наконец, решился уйти в распад. Но, однако же, Аххх не отметил больше ни одной мысли. НИ ОДНОЙ! Такого быть просто не могло. Неужели, подумал он, Гхатов больше нет? Подвергнув эту мысль анализу, Аххх ещё раз позвал, но и в этот раз ответом ему были шёпот Звезды и шорох песка. И тут наступило непонятное состояние, которое любое мыслящее существо назвало бы страхом

2.      Страх… Страх и невероятная усталость. И то и другое на грани потери сознания, на грани смерти. Страхом было пропитано всё – вечно движущийся песок, безжалостно палящая звезда, неумолимо-недоступный горизонт. Шаг за шагом, держать лыжи, держать равновесие. Если упасть, подняться шанса уже не будет. Впрочем, плевать на страх, плевать на усталость. Согласно навигатору, до гнезда оставалось всего-навсего восемнадцать километров. Мелочь, пустяк, какие-то плёвые восемнадцать километров… Но! Не в скафандрах высшей защиты, под безжалостно поливающим убийственной радиацией голубым гигантом. И не пешком, даже не просто пешком, а на песчаных лыжах, по песку, находящемуся в вечном движении. И, особенно, когда за спиной привязана телега с кислородом, а за плечами уже триста восемьдесят шесть километров пути.

Двое шли из последних сил к своей последней надежде, надежде разбогатеть быстро и гарантировано. Когда-то, давным-давно этот планетоид был просто раем для старателей. Какой-то бродяга обнаружил его в стороне от торных дорог, облетел пару раз, сделал несколько фотографий, зафиксировал координаты и – благополучно всё забыл. Ещё, через какое-то время, один нудный архивариус, разгребая очередные завалы, натолкнулся на эти фотографии. Отчёт, посланный наверх, произвёл фурор! На снимках были обнаружены гнёзда алмазов невероятных размеров. В обстановке секретности, на планетоид были посланы несколько экспедиций, которые пропали без следа. Как обычно бывает в таких случаях, информация просочилась везде, куда только смогла, и на планетоид, который кто-то, не найдя ничего лучшего, назвал «Эльдорадо» , посыпались орды старателей.

 Тут то планетка и проявила свой отвратительный характер. Экспедиции пропадала одна за одной, не успев даже подать сигнал бедствия. Но, человек не был бы человеком, если бы не мог пролезать в любое игольное ушко. Выяснилось, что корабли просто тонули в песке, который был текуч даже более чем жидкий гелий. Далее обнаружились несколько кристаллических островков, на которые можно было сажать корабли. А как двигаться по песку придумал неизвестный то ли гений, то ли безумец. Впрочем, одно не исключает другое. Идти приходилось пешком, на обыкновенных, правда, адаптированных под песок, лыжах. Поначалу всё было хорошо, тем более, что каждое гнездо обозначал огромный чёрный валун, лежащий (Лежащий? Как это было возможно? И, тем не менее), на этом, вечно двигающемся, песке. Что было интересно, и, наверное даже важно, все эти громадные камни были, по крайней мере визуально, абсолютно одинаковы. Но… обёртка – лишь приложение к конфете.

 Количество мгновенно разбогатевших космических бродяг выросло неимоверно. Никакие запреты не действовали. Да и как можно было запретить рискнуть жизнью во имя невероятного богатства – двадцать четыре идеально ограненных бриллианта в двадцать пять тысяч (!!!) каратов! Одного такого «камешка» весом почти пять килограммов хватило бы на год содержания среднеразвитой планеты. Продолжалось всё довольно недолго. Человеческой натуре свойственно доводить свои желания до абсурда.

 Сначала выгребли все близлежащие гнёзда. Затем поход к каждому последующему становился всё длительнее. И хотя количество жертв возрастало, останавливаться никто не собирался. До тех пор, пока сокровища не кончились. Ещё лет, примерно, тридцать – сорок сюда прилетали отдельный сорвиголовы, в надежде сорвать джек-пот. Но – увы! Эльдорадо иссяк. Прошло много лет с тех пор. Двум авантюристам, пролетавшим мимо, случайно взбрело в голову, что неплохо было бы наведаться к старым старательским рудникам. Какова же была их радость, когда они обнаружили на планетоиде огромный чёрный валун, а рядом с ним – о радость! – большое гнездо алмазов.

 И вот сейчас эти два безумца, поминутно рискуя, буквально ползли вперёд, обуреваемые жаждой одного – СОКРОВИЩ! Единственное, что они знали, но не придавали этому значения, это то, что сокровище было последним…

3. Аххх вернулся мыслями к далёкому прошлому, когда он, будучи ещё совсем юным, впервые вступил в полемику с величайшими умами Вселенной. Ещё будучи в зародыше, он впитал в себя всю мудрость своего народа и, со вступлением в свою высшую ипостась, был полностью готов к ведению длительных дискуссий о вопросах мироздания. Долгие века, нежась в лучах Матери Звезды, он умножал мудрость своей цивилизации, внося свой, неповторимый вклад во вселенский порядок и гармонию.

 И вот теперь, оставшись в полном одиночестве, он переключил своё внимание на двадцать четыре дремлющих разума, которые были частью его самого. Аххх был удостоен чести породить себе подобных. Это был ответственный шаг и не каждый был готов принести часть себя в жертву Разуму. Благодаря неординарному уму, он был удостоен такой чести и с радостью её принял. Обращаясь мысленно к зародышам, Аххх неожиданно ощутил прилив незнакомого доселе чувства. Чувства, которое обычное существо называет - нежность.

4. Двое, в скафандрах, всё ближе и ближе подходили к гнезду алмазов. Близость к богатству придавала сил. Даже не вспоминалось то, что ещё столько же топать обратно, но уже с грузом сокровищ. Четыреста с лишним километров… плевать. Как говорится – своя ноша не тянет. Затуманенный мозг отмечал только одну странность. Все материалы про Эльдорадо говорили о большом количестве одинаковых огромных, чёрных валунов. Тут же горизонт был девственно чист, не считая медленно приближающегося чёрного пятна. «Или врали, или все каменюки утонули. Третьего не дано». Время шло, камень был уже на расстоянии вытянутой руки, около него сверкнуло радугой. Предвкушая немыслимое богатство, оба зажмурились.

5. Такие же сотрясения песка Аххх ощущал и раньше, но тогда это было далеко и не представляло интереса. Теперь же волна была мошной. Где-то, очень близко, гхат ощутил слабый признак мысли. Она была нечеткой и расплывчатой, словно у зародыша, на грани перехода. Обострив рецепторы до предела, Аххх попытался проанализировать новую информацию. Но мысль была слишком быстра и хаотична. Новое чувство посетило наимудрейшего. Чувство, которое любой из нас назвал бы любопытством. Предав анализу полученную информацию, до краёв наполненную эмоциями, Аххх ощутил ещё одно,  доселе неведомое чувство, именуемое недоумением. Мысли были примитивнее шуршания песка и разобраться в них существу, достигшему вершин мудрости, поначалу казались невозможным. Новые носители разума оперировали понятиями абсолютно неизвестными мудрейшему. Постепенно мысли становились всё чётче, пока не достигли апогея. Эти существа были рядом. Аххх очень осторожно проник внутрь их разума, трансформируя их мысли в знакомые ему образы.

 То, что он увидел, потрясло его до глубины разума! Новое чувство затопило всю его сущность. Чувство, которого он не знал, но которое носило название – ярость! Эти носители разума явились сюда с одной целью – лишить Гхатов их последней надежды на возрождение. Чтобы не ощутить полного одиночества, Аххх принял решение – немедленно уйти в распад!

 Обычно, гхаты умирали тихо, рассыпаясь первородным песком. Но на этот раз всё произошло немного иначе…

6. Когда люди, уже наклоняясь над гнездом, были готовы уложить алмазы в специальные гнёзда на телеге, валун вдруг взорвался, опрокинув обоих. Диких воплей никто и никогда так и не услышал. В текучем песке всё тонет очень быстро и без следа.

7. А внизу, под ласковыми лучами Матери Звезды, сверкающие всеми цветами радуги зародыши стали постепенно темнеть. Медленно погружаясь в песок, они ждали своего часа. Часа, когда, по прошествии времени, они снова поднимутся на поверхность, подставляя свои гладкие, чёрные тела животворным теплу и свету, и будут вести свои нескончаемые дискуссии и размышления.

 

Похожие статьи:

РассказыОбо всём настоящем

Культура и искусствоСкрижали Джорджии

Рейтинг: +4 Голосов: 4 864 просмотра
Комментарии (1)
kerosiinka # 20 марта 2013 в 00:24 +2
Здорово! Человекус-примитивус - глаза завидущие, руки загребущие...