Мои "Волги". Часть IV - ГАЗ-24

Автор
Опубликовано: 1682 дня назад (21 февраля 2016)
Редактировалось: 1 раз — 27 марта 2016
Настроение: Боевое
0
Голосов: 0
.
…А годы тем временем шли своим чередом, и можно было, казалось бы, подумать, что летопись “Волг” в нашей семье постепенно становится достоянием истории… Но на самом деле интерес к машинам рассматриваемой марки не угасал. Техника иностранного производства “на душу не ложилась” даже близко; ГАЗовская продукция оставалась единственной, рассматриваемой в качестве приемлемой. С 2009 по 2010 годы в собственности автора находилась грузопассажирская “ГАЗель” ГАЗ-2705, но рассказ о ней должен быть отдельным (всё-таки не “Волга”, хотя и близкая родственница). И всё время не давало покоя то обстоятельство, что в модельном ряду имевшихся машин отсутствовала легендарная “двадцатьчетвёрка”, ознаменовавшая собой целую эпоху в жизни советского государства и явившаяся прототипом для всех последующих выпусков данной марки, вплоть до самых современных. Однако повода для приобретения такого автомобиля в личную собственность не было, оставалось лишь провожать взглядом бегающие по улицам экземпляры.
Тем не менее, пусть и слегка косвенно, но всё же этот предел мечтаний советского автомобилиста наконец-таки смог стать очередной страницей рассматриваемой автором “Волговской” эпопеи. С хронологической точки зрения это оказалось не совсем логично, ведь “двадцать четвёртая” являлась, по смыслу, преемницей “двадцать первой” модели, а никак не “тридцать первой” и уж тем более – не “тридцать один десять”, но как получилось – так получилось. (Из песни, как говорится, слова не выкинешь).
В то время я поддерживал трудовые отношения с одной коммерческой фирмой, организованной моим приятелем и занимавшейся топографо-геодезическими работами на территории Тверской области. Территориальная удалённость объектов, а также необходимость повышения мобильности внутри самого города настойчиво диктовали необходимость оснащения организации легковым автотранспортом. Как выяснилось, наше с директором фирмы отношение к горьковской технике совпадало, и после получения очередного финансового транша за один из объектов нами было принято решение о приобретении автомобиля “Волга” ГАЗ-24.
Дополнительным аргументом в пользу данного решения послужило то обстоятельство, что фирма наша располагалась в арендованном помещении на территории действующего таксопарка, в котором сохранялась солидная ремонтная база по машинам этой марки, десятилетия безальтернативно служившим в качестве такси. Кроме того, ценовой диапазон на интересующую нас технику на тот момент был вполне приемлемым. И вот мы начали – опять же через газету “Из рук в руки” (“Ярмарка”) – поиск подходящего варианта.
Первый заинтересовавший нас объект располагался в посёлке Васильевский Мох, в 25 километрах от города. Договорившись с продавцом о встрече и “долетев” до места в его “3110”, мы увидели предлагаемую машину. Это оказался хорошо “повидавший виды” “аппарат” голубого цвета 1979 года выпуска. “Родные” салон и “торпеда”, классическая отделка дверей красным кожзаменителем, наварная резина, сильно удивившая моего товарища (раньше ему с подобным “ноу-хау” сталкиваться не доводилось)… Интересной особенностью оказались дублирующие педали двойного управления, расположенные перед пассажирским сидением справа, – автомобиль когда-то использовался в качестве учебного. Поставили аккумулятор с “десятки”, завели… Очень порадовала исключительно тихая и мягкая работа двигателя. Не разочаровало и поведение машины на ходу, когда выехали за ворота и проехали по улицам посёлка (я находился за рулём). Хозяин имел желание получить за это “чудо техники” 30 тысяч рублей; скорее всего, удалось бы “опустить” его до 25-ти. Возникла договорённость, что он пригонит машину в город и снимет её с учёта (тогда это ещё являлось обязанностью продавца), а мы встретимся в МРЭО и, соответственно, оформим куплю-продажу.
Но, как говорится, “не сложилось”. То ли продавец был не столь сильно заинтересован в реализации своего транспорта, то ли внешние обстоятельства сыграли свою роль (это был декабрь 2009-го, и морозы стояли под тридцать, любая техника заводилась очень плохо), но сделка из раза в раз откладывалась хозяином машины. В конце концов нам это надоело, и поиски вариантов были продолжены.
В пределах города предложений по интересующим нас машинам не появлялось. Но “ГАЗель” ещё оставалась в нашем распоряжении, и мы, таким образом, были достаточно мобильны. И вот, на сей раз достойным внимания показалось объявление о продаже машины, находящейся в районе села Нестерово, это уже свыше 50 километров в один конец. Но настроение есть настроение, сидеть на месте и ждать чего-то более близкого совсем не хотелось, поэтому мы погрузились в верную “ГАЗель” и отправились в путь.
Вечерело, крепчал мороз и усиливался снегопад, а дорога по мере удаления от основной трассы становилась всё уже и уже. Но вот и хозяин “Волги”, выехавший к нам навстречу на грузопассажирском бортовом “УАЗике”. “Да здесь рядом, всего ничего осталось, рукой подать,” – обнадёжил он, указывая на виднеющиеся где-то на другом конце спускающегося к оврагу поля огоньки. “М-да,” – подумали мы. “Если что, трактор тоже есть,” – заверил нас встречающий. Данное утверждение вселило некоторый оптимизм, и мы, скрепя сердце, поехали за ним через поле.
Въехали в ворота. На довольно обширном дворе сзади внушительного коттеджа был устроен навес, под которым располагалась различная техника; среди прочих машин выделялась бело-серая “24-ка”, поблёскивая хромом бамперов и решётки радиатора в свете надворных фонарей и наших фар. (Почему-то вспомнилось, что такая же точно машина была у знаменитого Льва Яшина).
Сразу стало ясно, что данный экземпляр не идёт ни в какое сравнение с ранее осмотренным нами на Васильевском Мхе. Автомобиль, ранее находившийся в Москве и предназначавшийся для правительственных учреждений (о чём красноречиво говорила заглушка на крыше под проблесковый маячок), был впоследствии полностью капитально отремонтирован. Крепкий проваренный кузов, отличная резина, новый салон от модели “2410”, сиденья – вообще от “3110”, отсутствие каких-либо изъянов… Родным оставался только двигатель, запустившийся буквально с пол-оборота. Единственное, что вызвало некоторые затруднения – перемёрз сливной краник радиатора. Но тут уж, как говорится, машина не виновата.
Двух мнений относительно предлагаемого варианта у нас не возникло; даже немного более высокая, чем предполагалось ранее, цена (40 тысяч рублей) смущения не вызывала, поскольку было понятно, что данная машина того стоит. Снимать её с учёта и оформлять договор купли-продажи предстояло в районном центре Лотошино (собственник был фактически зарегистрирован в посёлке Микулино, а это уже соседняя область), поэтому договорились о конкретной дате, с грехом пополам выбрались по снегу на дорогу и потихонечку по гололедице вернулись на “ГАЗели” домой.
Повторная поездка (сперва на автобусе до деревни, затем – двумя машинами за 30 километров в Лотошино и, наконец, на уже собственной “Волге” – обратно) прошла без происшествий. Сотрудники Лотошинского отделения ГАИ чуть ли не обрадовались нам – транспорт в том районном центре оформлялся не столь часто, и инспектор в чине капитана откровенно скучал на своём рабочем месте. Около часа на обратный путь – и машина стоит под окнами, а всё необходимое, сопутствующее данному мероприятию, находится на столе. Так началась история нашей “двадцатьчетвёрки”.
Мои "Волги". Часть IV - ГАЗ-24

История, надо сказать, далеко не безоблачная. Основная проблема заключалась в том, что машина всё-таки подразумевалась как служебная, а поэтому и оформлялась на имя директора фирмы, и находилась соответственно около его дома. С одной стороны, мне самому было так гораздо спокойнее; с другой стороны, обрадовавшийся такому приобретению мой товарищ, лишённый, к слову сказать, права управления за езду в нетрезвом виде (ну ничего не поделаешь, что было – то было), начал периодически совершать на ней самостоятельные поездки, причём иногда – в том же самом состоянии, в результате которых на корпусе появились первые повреждения, пока незначительные. Но тем не менее мы поставили машину на учёт в ГАИ, получили номера (К 178 НТ), и транспорт наш стал полностью готов к работе.
Простаивать без дела автомобилю не пришлось – с его помощью решались не только чисто производственные, но и представительские задачи (как, собственно, поначалу и планировалось). Естественно, что и при возникновении каких-либо личных необходимостей и нужд “Волга” использовалась без проблем. Техническое состояние машины хлопот нам не доставляло, и всё до поры до времени шло более или менее хорошо.
Однако “зелёному змию” всё же довелось сыграть в судьбе этой “ласточки” существенную роль. А началось всё с банального выезда на природу руководства фирмы, в котором принимал участие иностранец, гражданин Кении по имени Бен, с которым директор познакомился ранее буквально на улице. После энного количества принятых стопок у моего товарища возникло непреодолимое желание продемонстрировать перед африканским другом всю мощь и удаль русского вождения, и он начал юзом “нарезать круги” на травянистом берегу реки Орши, выдавая нечто похожее на “полицейский разворот”, благо сила волговского мотора этому не препятствовала. И всё бы ничего, но (как выяснилось позже) аккумулятор не был закреплён должным образом, на резком вираже сошёл со своей площадки и попал под лопасть вентилятора, которая об него погнулась и соответственно размолотила радиатор. Ещё было не поздно остановиться, да куда там! Движок пока не глохнет – значит, вперёд! Ну и докатались до перегрева, естественно.
Машину на следующий день притащили “ГАЗелью” на буксире ко мне на дачу, где я постепенно заменил вышедшие из строя детали, поставил новый радиатор (трёхрядного не нашлось, пришлось ставить двухрядный, но это ладно). Попробовали заводить – тосол идёт из-под прокладки. Ясно: головку блока цилиндров повело. Сам я заниматься снятием головки не стал, поручили это одному знакомому специалисту. Худо-бедно он выполнил её шлифовку, но раскоксовать залёгшие кольца так до конца и не удалось, поэтому двигатель начал сильно дымить, расходовать масло и вообще работать уже совсем не так, как раньше.
Но тем не менее, несмотря на столь неподобающее отношение, машина по-прежнему продолжала служить нам верой и правдой, демонстрируя порой удивительный запас прочности и выносливости. «ГАЗели» на тот момент уже не было, а возникла необходимость перевозки запаса печного кирпича из деревни, расположенной в Максатихинском районе (100 километров от города), где у директора фирмы находился собственный дом. Что делать? Стали загружать безотказную «Волжану». Тонна кирпича – и хоть бы что! Рессоры просели, правда, но только в нагруженном состоянии, и два рейса машина выдержала без последствий. (Воистину проникаешься уважением к конструкторам советской техники…)
…В интенсивность дальнейшей эксплуатации автомобиля свою лепту внесли внешние обстоятельства. Дела уже пошли не столь хорошо на самом предприятии, резко сократилось число объектов, и, соответственно, потребность в использовании транспорта; кроме того, подошла необходимость оформления страховки, прохождения техосмотра и т.д., на это требовались средства, которых на счету фирмы оставалось всё меньше и меньше. Пришлось данные мероприятия отложить, и машина всё основное время стала простаивать. Возникли неисправности электропроводки, это тоже требовало определённого внимания и затрат. Наконец, сам директор фирмы (хозяин автомашины по документам) отбыл из города на достаточно длительный срок по причинам, от него не зависящим; правда, перед этим он успел поставить машину в металлический гараж в посёлке имени Крупской. Там она находится и теперь; трудно сказать, доведётся ли автору этих строк ещё поездить на ней когда-либо. Но благодаря этой машине «недостающая глава» оказалась вписана в «Волговскую» биографию автора, пройдено много по-своему незабываемых километров. Будем же надеяться, что колёса данного славного, уже, по сути, раритетного автомобиля ещё побегают по нашим дорогам, смело «давая фору» куда более молодым собратьям…
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!