О стажировке в котельной

Автор
Опубликовано: 1684 дня назад (18 февраля 2016)
+6
Голосов: 6
.
Если вспомнить ещё одну специальность, которая имеется у автора этих строк «в запасе», но поработать сколь-нибудь длительное время по которой не привелось, то надо рассказать о следующем. Когда летом 2008 года стало известно, что для нашего «контингента» на базе региональной Службы занятости населения стартовала программа профессиональной переподготовки, то я резонно подумал, что приобрести навыки чисто практической направленности тоже отнюдь не мешает, и остановился в своём выборе на специальности «Машинист (оператор) котельных установок», тем более, что она представляла для меня интерес ещё со времён первого визита на ТЭЦ-3.
(Вообще, как считалось ранее, работать по данной профессии колясочник не может. Ни выполнить продувку, ни проконтролировать ВУП, ни открыть-закрыть находящийся на высоте вентиль, как и многое другое, в сидячем положении невозможно. Однако – в качестве эксперимента – решили разделить обязанности между непосредственно оператором и находящимся в его непосредственном подчинении слесарем-эксплуатационником. С одной стороны, на котельных большой мощности это освобождало операторов от тяжёлых физических операций и помогало более эффективно заниматься работой с приборами, контролем за соблюдением требуемых параметров, ведением записей в сменном (вахтенном) журнале и т.д., а с другой стороны – обеспечивало взаимный контроль и соответственно повышало безопасность производственного процесса, в особенности в ночное время).
Обучение проходило на базе одного из техникумов и продолжалось около трёх месяцев, по истечении которых начиналась производственная практика. Сейчас, однако, вспоминаются некоторые «нюансы», в особенности в начальный период. Мало того, что толпа колясочников перед входом в техникум сама по себе представляла собой довольно-таки сюрреалистичное зрелище, но и помещения техникума для такой категории граждан никогда не предназначались и не адаптировались. Телега, как всегда, оказалась поставленной впереди лошади.
Учебный класс располагался на первом этаже лабораторного корпуса. Несмотря на тёплую погоду на улице (только-только начинался сентябрь), исходящий от бетонного пола холод напоминал могильный. Нам же всем пришлось пересаживаться из колясок на деревянные стулья, потому что по-другому было просто невозможно разместиться. Некоторые сидели без обуви – ведь никто не предупреждал о столь экстремальных обстоятельствах, и к концу первого часа уже начали замерзать. А у прибывших на обучение из районов области девушек даже и тёплой одежды толком никакой не было. Ничего удивительного, что на следующий день они прикатили все, как одна, завернувшись в общажные одеяла, и пересаживаться куда-либо из своих колясок отказались наотрез. Тогда только занялись передвиганием мебели, и в конце концов получилась более-менее приемлемая аудитория.
Само обучение вызвало у меня несомненный интерес, позволив получить хороший объём конкретных знаний, и трудностей я не испытывал. Для прохождения последующей месячной практики нам был предложен ряд котельных, и я получил направление в один из крупнейших в области свинокомплексов.
Данное предприятие, расположенное в одноимённом посёлке в 5 километрах от города, размещалось на двух площадках: сам комплекс – непосредственно на окраине посёлка и так называемый «репродуктор» – участок по получению и выращиванию молодого поголовья, отнесённый ещё километров за шесть в лес по другую сторону автомобильной трассы на Санкт-Петербург. Соответственно на каждом из объектов была своя котельная: №1 – на поселковом комплексе, она обогревала также и посёлок и поэтому была оснащена, помимо паровых, и водогрейными котлами; котельная №2 использовалась для обеспечения производственных нужд репродуктора и имела «на вооружении» три котла ДКВР-6,5/13 (двухбарабанный котёл вертикально-водотрубный реконструируемый (мог использоваться как водогрейный после изменения конструкции верхнего барабана) производительностью 6,5 тонны пара в час с рабочим давлением 13 атмосфер). Вот на ней я и приступил к выполнению обязанностей оператора-машиниста, пока в качестве стажёра-практиканта.
О стажировке в котельной

Наставником у меня оказалась женщина, причём примерно тех же лет, как и предыдущая начальница. Однако какое же между ними было различие! Хотя, казалось бы, рабочая профессия должна накладывать свой отпечаток, но вот как раз нет… Работать с ней было легко и приятно, наставления воспринимались совершенно по-иному, полученные в процессе обучения теоретические знания быстро начали подкрепляться практическими навыками. (Надо отметить, что режим работы котельной №2 был исключительно «жёстким», почти полуаварийным, и предусматривал ежесменный (в 4 часа утра) запуск котла в работу и (в 11 утра) его останов; делалось это по причине таких же жёстких ограничений по поставке газа, на котором работали котлы. Такой режим очень тяжёл для оператора: запуск и останов – одни из наиболее трудоёмких и ответственных операций в его работе; для сравнения можно сказать, что на подавляющем большинстве котельных этот цикл производится лишь один раз в году и то при привлечении большого числа технических специалистов.).
О стажировке в котельной

Главный энергетик хозяйства быстро «оценил» мою кандидатуру и пообещал непосредственно после окончания стажировки трудоустройство на котельной №1 – в самом посёлке. Казалось бы – что ж ещё? Однако такая «радужная перспектива» заставила меня всерьёз призадуматься. Обе котельные – примерно мои ровесницы, постройки 70-х годов прошлого века; того же возраста и основное оборудование, и теплотрассы. Средств на ремонт и реконструкцию у хозяйства нет и не предвидится, более того, их толком нет и на топливо, что, как отмечалось выше, приводит к его ограничениям (а о приобретении резервного – мазута – и речи не шло) и, соответственно, необходимости в связи с этим ежедневно разогревать и расхолаживать котлы, а это, в свою очередь, влечёт сильно ускоренный износ оборудования и приближает выход его из строя. Получается своего рода замкнутый круг. И взять на себя ответственность за это горе-хозяйство, а потом «по своей вине» разморозить и комплекс, и посёлок где-нибудь в декабре под Новый год, когда морозы достигают минус 40? Хорошенькая перспектива… Энтузиазма как-то большого не вызывает.
Кроме того – признаться честно, я почувствовал, что переоценил свои силы: ночные смены были моему организму уже не по плечу. Да и предлагаемая зарплата была совсем «не ах»… Проезд к месту работы и обратно также вызывал множество вопросов. В общем, успешно пройдя практику и сдав экзамен, я получил квалификацию машиниста котельных установок (котлы водогрейные свыше 115°С, паровые до 36 МПа), но связывать дальнейшую судьбу с полученной профессией пока не решился.
Однако за полученные знания, в особенности в части свойств бытового газа и эксплуатации газовых приборов, а также за определённый жизненный опыт я и преподавателям теории, и мастерам-наставникам, безусловно, очень благодарен.
Комментарии (7)
Galina # 18 февраля 2016 в 23:30 +2
Спасибо, Сергей. У вас далеко пошли организаторы: даже обучили на машинистов котельных установок. У нас только инвалидов-колясочников обучили работе на компьютере. Насколько знаю, один работает в МЧС. С компом, звонками. А у вас как с этим? Я как-то не очень представляю котельную с пандусом..
Сергей-на-Волге # 20 февраля 2016 в 01:30 +2
Дак ну освоили финансирование, отчитались - и ладно. В районах, может, кто и стал работать, про город сказать не могу. Да и лет уже прошло не так уж и мало...
(Но с технической точки зрения - пандус, как правило, не нужен, поскольку котельные установки по СНиПам монтируются на бетонной подушке и практически всегда на уровне земли, иногда даже ниже её smile )
Батя # 19 февраля 2016 в 23:01 +2
Как только глянул на все эти тумблеры и манометры. - Понял, работа не для меня. Чуть где не доглядишь, чуть что полетит. Виноват кто? Я буду виноват и хорошо что дело только увольнением окончится, а то ведь и должным могут оставить. 4356 На такие сложные объекты идти надо только подкрепляя работу высокой зарплатой.
Сергей-на-Волге # 20 февраля 2016 в 01:26 +2
Был случай на ТЭЦ-3. Вырубился пакетник, и ГЩУ погас. Станция работала нормально, но приборы были мертвы. Устранили, конечно, очень быстро - буквально в течение пяти минут. За это время 30-летний начальник смены КТЦ (котлотурбинный цех) стал седым.
Есть, конечно, аварийная автоматика и всё прочее. Но ошибка оператора может очень дорого стоить, Вы правы...
Батя # 20 февраля 2016 в 01:45 +3
Мне бы работу по проще, розетку поменять могу, мне хватит. Остальное это для людей кто любит риск, я не из таких.
Igor # 20 февраля 2016 в 19:49 +3
Помню деревенскую котельную где в самую жаркую погоду всегда был холодок. Ходили туда все от жара летнего прятаться. А нам мальчишкам было интересно подкинуть угольку в печь( когда разрешал дядя кочегар)
Сергей-на-Волге # 21 февраля 2016 в 06:13 0
Да, управление загрузкой топлива в топку - это не такой простой процесс, как кажется со стороны. "Бери лопату и кидай..." - нет, там целая наука. Сейчас твёрдотопливных котлов осталось не так уж и много, но на небольших котельных они есть. Кочегар - это профессия достаточно серьёзная, и уж пренебрежительного отношения (периодически в разговорах проскальзывающего) работники, дающие другим людям Тепло, точно не заслуживают... а ребятню в плане интересных производственных процессов не обманешь, Игорь прав))